Безошибочность Папы

Категория: Альманах

– Я бы не сказал, что я неверующий, я верую в существование Бога, но ведь нет никакой надобности снова признавать истиной всё, чему учит Католическая Церковь.
– А почему?
– Определенные вещи не соответствуют фактам.
– К примеру…
– Недавно провозгласили безошибочность Папы догматом [1], а ведь нельзя сказать, что ни один Папа не уклонился с правого пути.
– Вы хотите сказать, что и Папа может согрешить? 
– Да.
– Но с этим никто и не спорит. Могу вас уверить, что Папа исповедуется, и притом так же часто, как и всякий католический клирик, т. е. еженедельно. Я даже лично знаю священника, который был духовником блаженной памяти Святейшего Отца Бенедикта XV. Это о. Александр Базиль, иезуит. Необходимо отличать безошибочность от безгрешности [2].
– А я и в этом смысле не назвал бы Папу безошибочным. Возможно ли допустить, чтобы Папа только потому, что он Папа, обладал бы всевозможным знанием и мог бы ответить на всякий вопрос?
– Простите, вы, похоже, ничего не читали о догмате папской безошибочности. Никто этого от Папы и не требует. Папа безошибочен только в вопросах веры и нравов и то не всякий раз, когда говорит о таких вещах, но только когда как Пастырь всей Церкви, своею высшей апостольской властью определяет, что данное утверждение, касающееся веры и нравов, это истина Богооткровенная или тесно взаимосвязанная с Богооткровенными, а посему ее обязан принять каждый. Итак, Папа не безошибочен в вопросах естественных наук, политики и т. д., и даже в вопросах веры и нравов, когда говорит как обычный священник или ученый. К примеру, многие творения Папы Бенедикта XIV, хоть и имеют большое значение как прекрасные труды ученого, вовсе не относятся к догматам.
В вопросах же веры иначе и быть не могло, ведь что бы это была за Церковь, в коей не было бы ничего несомненного, где нельзя было бы понять, во что веровать и как поступать. Вид разлагающегося на наших глазах протестантизма – лучший тому пример. Зачем было бы тогда нужно учение Христа Господа? Как бы мог тогда Господь Иисус грозить осуждением тем, кто не поверил апостолам (см. Мк. 16, 16), если бы все они вместе могли бы проповедовать ложь? Что значили бы слова Спасителя изреченные Петру: «Я молился, чтобы не оскудела вера твоя; и ты, некогда обратившись, утверди братьев твоих» (Лк. 22, 32), если бы он не был безошибочен? Как бы он мог тогда утвердить верующих? И наконец, как исполнились бы слова Христовы Петру: «Ты еси Петр *(*Камень)и на сем камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ея»? (Мф. 16, 18). Если бы Папа учил лжи или этическому злу, ложь и зло праздновали бы победу.
– Тогда, наверное, Господь Бог должен в такие моменты открывать Папе, что есть истина.
– Это совсем не нужно, достаточно, чтобы Господь Бог не попустил ему ошибиться, ведь догматическому оросу предшествуют основательные штудии ученых над Священным Писанием и церковным преданием от древнейших веков, и только последнее слово тут говорит Папа.
– Во всяком случае, во всём этом есть что-то необычное.
– Конечно, но разве дело спасения души этого не заслуживает? Ведь Господу Богу не труднее делать необычные вещи, чем те, что мы зовем обычными. Это представляет разницу лишь для нас, ибо к вещам, которые охватываются нашими чувствами, мы привыкаем, а то, что мы видим редко или никогда, для нас и необычно.

 

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА
1) На I Ватиканском Соборе в 1870 г.

2) При обсуждении темы по-русски возникает дополнительное затруднение, ибо латинское слово « infallibilitas » ряд авторов переводят церковнославянизмом «непогрешимость», что по созвучию неверно понимается как безгрешность. Большинство же русскоязычных католических авторов воспользовались идеей православного богослова прот. А. Мальцева, предложившего на II Велеградском конгрессе перевод «безошибочность».

Похожие статьи:

Добавить комментарий