Фризон Александр Иванович

Категория: Энциклопедия

Родился 5 мая 1875 года в Бадене Одесской губ. Учился в Саратовской ДС, позднее окончил Немецкую коллегию при Григорианском университете в Риме со степенью доктора философии. Вернулся в Россию и 22 ноября 1922 — еп. Эдуардом Роппом был рукоположен в Бадене Одесской губ. и на следующий день отслужил свою первую мессу. Занимался научной работой. С 1902 — настоятель храма Пресв. Девы Марии в Керчи, позднее служил в Симферополе, с января 1905 — викарий кафедрального собора в Саратове, с июля 1905 — капеллан епископа, с августа 1905 — секретарь епископской курии. В 1904 — защитив диссертацию, стал доктором богословия, с 1905 — профессором Саратовской ДС, где преподавал церковную историю и латинский язык, одновременно исполнял обязанности ректора ДС, с 1910 — стал ректором. В 1917 — после перевода Саратовской ДС в Одессу остался ее ректором, с 1919 — настоятель храма Успения Пресв. Девы Марии в Симферополе, опекал также приход в Керчи, позднее стал деканом Симферопольским. В 1923 — был под следствием, через шесть месяцев освобожден из тюрьмы. В 1925 — вновь был под судом, потом по кассационной жалобе был освобожден, а дело его было прекращено. В 1926 — еп. Мишелем Д’Эрбиньи, тайным посланником Папы Римского в СССР, был назначен Апостольским администратором южной части Тираспольской епархии, куда входили Крым, Одесса, Николаев, Херсон, Ростов-на-Дону, Таганрог и прилегающие к ним немецкие колонии. 10 мая 1926 —тайно хиротонисан во епископы в храме Св. Людовика в Москве. Еп. Пий Неве через еп. Мишеля Д’Эрбиньи, нунция в Берлине, и немецкий МИД пытался добиться для о. Александра квазидипломатического статуса в Одессе, но безуспешно. 1 мая 1927 — на квартиру о. Александра пришли сотрудники ГПУ и официально запретили ему выезжать из Симферополя в Одессу. 1 августа 1929 — арестован в Симферополе, но через месяц освобожден из тюрьмы. В конце 1929 — вновь арестован по обвинению “в нелегальном посвящении в епископы, а также в том, что помогал белой армии”. Провел в тюрьме год и только в конце 1930 — был освобожден. Продолжал служить в приходе Симферополя, обслуживая также верующих в селах Акаджа, Алатай, Булганак, Джамин, Джайчи, Дорткуль, Дулат, Карамин, Александровна и иногда в с. Цареквичи. После ареста многих приходских священников к нему обращались миряне и из других приходов. С 1932 — выезжал для послужений и совершения треб в Керчь, останавливаясь у своей племянницы Екатерины Браксмеер. В 1933 — вновь фестован, обвинялся в «нелегальном допущении к литургической службе несовершеннолетних», через час был освобожден до суда под подписку о невыезде. В июле 1933 — еп. Александр в письме к еп. Пию Неве объяснил, как все произошло: «В ноябре одна мать привела своего мальчика в костел и попросила меня допустить мальчика служить при алтаре. Я послал его к катафалку смотреть за свечами. Это было единственный раз, что он приходилвкостел». Следствие предъявляло ему обвинение по статье «Преподавание Закона Божьего в школах и учебных заведениях карается принудительными работами до одного года», а на возражения епископа утверждало, что другой подходящей к данному случаю статьи нет. Суд откладывался несколько раз, позднее дело его было прекращено. 15 октября 1935— арестован в Симферополе по групповому делу католического духовенства и мирян (дело «Фризон и др.»). Обвинялся «в шпионаже в пользу немцев», причем основанием для обвинения стали и найденные во время обыска несколько долларов, которые, по версии органов НКВД, «были вознаграждением за шпионаж». Содержался в подвале Симферопольской тюрьмы. 19 июня 1936 — предъявлено обвинение в том, что «в костеле прятал четки, крестики, иконки, бумажные медальоны, печатные листки с пояснениями к молитвам на четках и напечатанные латинским шрифтом тексты литаний», а также брошюру «Розарий Пресв. Богородицы», в которой в словах «в адовых полчищах» следствие усматривало намек на советскую власть. 11 —17 сентября 1936 — на закрытом судебном процессе о. Александрбылприговоренпо ст.ст. 58-4 и 58-11 УК УССР к ВМН (ПП СК ВС Крымской АССР). 15 апреля 1937 — приговор был утвержден в Москве(ПП СК ВС РСФСР). 20 июня 1937 — расстрелян.
17 апреля 1937 — еп. Александр Фризон передал через следователя заявление в Спецколлегию Верховного Суда РСФСР:
«1) Позволить мне встретиться с моей племянницей Магдалиной Георгиевной Фризон, также осужденной, которая находится в Симферопольской тюрьме.
2)Позволить вернуть мне мои книжки: молитвенники и Библию, о

Похожие статьи:

Добавить комментарий