Инквизиция

Категория: Энциклопедия

ИНКВИЗИЦИЯ (лат. inquisitio — исследование, расследование), в широком значении — религиозный или религиозно-гос. институт, предназначенный для борьбы с гетеродоксальными течениями (гетеродоксия) как в духовной, так и в полит. жизни; в узком значении — юридическая процедура в XII–XIII вв., а с сер. XIII в. до сер. XIX в. — особые трибуналы, созданные для расследования отклонений от катол. веры и преступлений против нравственности.

Предыстория. Преследования и уголовные наказания за нарушения предписаний религии в той или иной степени были присущи всем древним цивилизациям. В Древней Греции одним из самых известных примеров такого наказания стала казнь Сократа, обвиненного в безбожии и развращении молодежи.

Особо суровые меры в отношении тех, кто, оставив почитание Бога, предался идолопоклонству, содержатся в ВЗ. “Если будет уговаривать тебя тайно брат твой… или друг твой… говоря: пойдем и будем служить богам иным… не жалей его и не прикрывай его, но убей его” (Втор 13, 6.8.9). Аналогичное требование содержится и в отношении целых городов: “Порази жителей того города острием меча… и скот его порази острием меча… и сожги огнем город и всю добычу его во всесожжение Господу Богу твоему…” (Втор 13, 15–16). В 62 н.э. иудеями, не признавшими Христа Мессией, по обвинению в богохульстве был побит камнями первый христ. мученик Стефан (Деян 7, 58–60).

В раннехрист. период, когда сама Церковь подвергалась в Римской империи жестоким преследованиям (гонения на христиан) и тысячи верующих погибали мученической смертью за отказ принять офиц. языческий культ, в христ. общинах высшим наказанием, предусмотренным для вероотступников, было отлучение от Церкви, т.е. исключение из церк. общения. В то же время суровая критика гетеродокс. учений содержится и в апост. посланиях (Гал 1, 6–9; 1 Тим 1, 18–20), и в сочинениях Папы Климента I, Игнатия Антиохийского, Тертуллиана, Киприана Карфагенского и др.

После Миланского эдикта 313, положившего конец гонениям на христиан, а в еще большей степени — после эдикта имп. Феодосия I (380), сделавшего христианство гос. религией, положение изменилось. Гос. власть стала рассматривать себя как гаранта истинного христианства. В Codex Theodosianus (Кодекс Феодосия XVI, 5, 40) ересь приравнивалась к тяжелым уголовным преступлениям, за которые предусматривались самые жестокие наказания, вплоть до смертной казни. То же направление сохранилось и в законодательстве имп. Юстиниана I (Corpus iuris civilis I, 5, 4). Однако применение смертной казни за гетеродокс. убеждения поначалу не получило распространения в судебной практике из-за сильного противодействия Римских пап Сириция, Гелазия I, а также таких выдающихся деятелей Церкви, как Амвросий Медиоланский, Мартин Турский и др. Вместе с тем некоторые богословы, напр. Оптат Милевийский, допускали применение телесных наказаний за распространение ереси. Особенно четко мысль о необходимости применения репрессивных мер против язычников прозвучала в соч. De errore profanum religionum (О заблуждении языческих религий) Фирмика Матерна, писавшего, что следует не только разрушать языческие храмы, но и предавать смерти самих язычников (на основании Втор 13, 7–11).

Августин, вначале выступавший против применения силы для переубеждения еретиков, в дальнейшем под впечатлением погромов и др. преступлений, совершавшихся донатистами (донатизм), склонился к мнению о необходимости применения к ним мер силового воздействия, за исключением пыток и смертной казни. Это мнение Августина изложено в соч. Contra epistolam Parmeniani (Против послания Пармениана). В своем послании к наместнику Сев. Африки Бонифацию De correctione donatistarum (О вразумлении донатистов) Августин сформулировал в отношении еретиков ставший знаменитым лозунг Compelle intrare (“Заставь войти [в Церковь]”), являющийся аллюзией на Лк 14, 21.

Византия. Широкий размах преследования за отклонения от гос. рел. воззрений приобрели, начиная с VI в., в Византии. Во многом это было обусловлено полит. причинами: в условиях, когда целостность гос-ва обеспечивалась религией, рел. сепаратизм перерастал в политический; поэтому гос. власть беспощадно расправлялась с инакомыслием.

После преодоления арианского кризиса (арианство), при котором императоры, покровительствовавшие арианам, ссылали ортодокс. епископов (напр., Афанасия Великого), а ортодокс. императоры — наоборот, арианских, серьезной проблемой для визант. императоров стало монофизитство. Жестокие преследования обрушились на всех, кто не принял императорский эдикт Генотикон, который должен был, по мысли его инициаторов, объединить ортодокс. христиан и монофизитов. Были казнены монахи константиноп. монастыря Св. Дия, не подчинившиеся эдикту. Богосл. спор о “Трех главах” привел к аресту имп. Юстинианом I Папы Вигилия.

Когда гос. рел. учением в Византии стало монофелитство, началось преследование приверженцев ортодокс. веры. В 655 был арестован Папа Мартин I. После этапирования в Константинополь он был подвергнут пыткам, судим и отправлен в ссылку, где и скончался. Его единомышленник и сподвижник Максим Исповедник был также судим (вместе с двумя учениками) в Константинополе, приговорен к урезанию языка и отсечению правой руки. После исполнения приговора его отправили в ссылку, где он и умер.

Особенно масштабные репрессии визант. императоры развернули во время иконоборчества. Самый сильный удар пришелся по монашеству. Монахи, оставшиеся верными иконопочитанию и сумевшие избежать казни и тюремного заключения, бежали в Рим и др. города Италии. Смещенный патр. Константин II был подвергнут пыткам и 15.08.768 казнен. В материалах II Никейского собора приведены свидетельства о наказаниях за иконопочитание: выкалывании глаз, урезании носа и языка, сжигании факелом бороды и лица и др.

В 848 с судом и без суда были проведены массовые казни приверженцев павликианства; число жертв при этом составило, по разным подсчетам, от 10 до 100 тыс. человек. В 1110 и 1143 проходили кровавые компании по преследованию богомилов. Ересиарх Василий ок. 1111 был публично сожжен в Константинополе.

Западная Европа в эпоху Средневековья. В период раннего Средневековья Зап. Европа, в отличие от Византии, не испытала заметных рел. преследований, что во многом было обусловлено отсутствием массовых гетеродокс. движений до XI в. Ср.-век. пенитенциалы не рассматривали ересь в категориях уголовного права. Так, в Poenitentiale Bigotianum (1-я четв. VIII в.) ересь расценивалась как грех тщеславия (vana gloria), а пенитенциал Феодора Тарсийского за ересь предполагал наложение епитимии сроком на 12 лет.

В сформировавшейся к IX в. новой общности европ. народов (Christianitas) гос-во и Церковь начали рассматриваться как единое целое, поэтому впоследствии короли нередко были инициаторами борьбы против ересей и ведовства. Так, по приказанию франц. короля Роберта II и на основании герм. права, предусматривавшего смертную казнь за чародейство, в 1017 в Орлеане было сожжено 12 человек, а в 1051 по приказу имп. Генриха III аналогичная казнь была совершена в Госларе. Нередко возникали стихийные выступления народа против еретиков и “ведьм” (т.к. часто действию последних приписывались природные катаклизмы, неурожаи и пр.); при этом многие епископы и богословы (Герхох Райхерсбергский, еп. Вазо Льежский и др.) выступали против подобных расправ. Бернард Клервоский писал, что еретиков «следует улавливать с помощью аргументов, а не оружия» («capiantur non armis, sed argumentis»).

Начало формирования И. как особого ин-та было связано со стремлением Католической Церкви ввести в юридические рамки и поставить под контроль закона процессы над еретиками. Возникновение И. в Католической Церкви было обусловлено также появлением в Зап. Европе крупных гетеродокс. движений (катаров, альбигойцев и вальденсов) и рецепцией визант. права, прежде всего Кодекса Юстиниана. Вопрос о применении уголовного права против сторонников гетеродокс. движений особенно остро встал в связи с тем, что они часто не останавливались перед насилием ради реализации своих идей, в т.ч. оскверняли храмы и убивали священников.

Первый шаг к созданию ин-та И. был сделан в 1164 на соборе в Туре, проходившем под председательством Папы Александра III, где было принято обращение к светским властям, чтобы они активно принялись за розыск еретиков. Затем III Латеранский собор (1179) подверг отлучению катаров и разрешил конфискацию их имущества. Тех, кто вел с катарами борьбу, собор приравнял к крестоносцам и закрепил за ними соответствующие льготы. Третий шаг —встреча в 1183 в Вероне Папы Луция III и имп. Фридриха I Барбароссы, на которой был поднят вопрос об организации совместной борьбы светской власти и Церкви против массовых выступлений еретиков. В 1184 Луций III издал буллу Ad abolendam, в которой обязал епископов проводить визитации приходов и выявлять еретиков. Хотя в этом документе не говорилось о физическом преследовании еретиков, тем более об их смертной казни, мн. исследователи именно эту буллу рассматривают как давшую начало И.

Далее на протяжении XIII в. шло ужесточение мер по отношению к еретикам. Папа Иннокентий III издал декрет Vergentis in senium (1199), приравняв ересь к измене и оскорблению достоинства государя (crimen laesae majestatis), которое во многих странах каралось смертной казнью. IV Латеранский собор, проведенный Иннокентием III, напомнил как светской, так и церк. власти о необходимости борьбы с гетеродокс. движениями. Последним шагом в формировании ин-та И. стала булла Папы Иннокентия IV Ad exstirpanda (1252), которая свела воедино и кодифицировала предшествовавшие распоряжения на эту тему и создала постоянные инквизиционные трибуналы в епархиях.

На должность инквизиторов в этот период назначались, как правило, имевшие высокое богосл. образование доминиканцы, а затем и францисканцы. Выбор Ордена доминиканцев не был случаен, т.к. борьба с гетеродокс. учениями являлась одним из осн. направлений его деятельности. Привлечение монахов Ордена францисканцев было обусловлено тем, что он, как и Орден доминиканцев, имел централизованное управление, подчинялся непосредственно Апост. Престолу и не был связан с местной полит. и церк. элитой, что в определенной степени предохраняло И. от включения в полит. борьбу.

В XIV–XV вв. полномочия И. были распространены и на преступления против нравственности (ритуальный разврат, содомия, детоубийство и т.п.), а также на ведовство. Наиболее известным соч. против ведовства стал трактат нем. инквизиторов Г. Инститориса и Я. Шпренгера Молот ведьм.

Статистические данные о деятельности И. сохранились лишь частично, поэтому в наст. время нет возможности говорить о количестве вынесенных приговоров. В связи с тем, что ср.-век. И. не имела централизованного устройства, а действовала лишь на местном уровне, сохранившиеся отрывочные сведения позволяют составить более или менее точную картину лишь для определенных регионов или периодов времени. Напр., инквизитор Падуи в кон. XIII в. за 12 лет своей службы приговорил к смертной казни 5 человек; инквизитор Тулузы Бернар Ги в 1307–24 вынес 930 приговоров: к смертной казни были приговорены 42 чел., к тюремному заключению — 307, к епитимии — 442, оправдано — 139.

Процедура ср.-век. И. В компетенцию И. входила судебная власть только над католиками. Напр., никогда не было инквизиционных процессов против евреев, исповедовавших иудаизм, однако были процессы против евреев и мавров, принявших католичество.

 В состав трибунала И. входило два инквизитора, местный епископ или его представитель, а также 12 чел., известных добропорядочным поведением (boni viri). Инквизиторами могли быть лица не моложе 40 лет, ведшие благочестивую жизнь и имевшие богосл. и юридическое образование. Решения принимались коллегиально, но правом решающего голоса обладали инквизиторы. В трибунале работали также два нотария, врачи, гонцы, а с XIV в. квалификаторы — светские юристы, следившие за соответствием выносимых приговоров законодательству данной страны. И. имела также стражу, агентуру, службу охраны инквизиторов и секретариат.

Несмотря на то что И. стояла над полит. борьбой, светским властям иногда удавалась привлекать инквизиторов для выполнения полит. заказа (напр., осуждение Жанны д’Арк).

Процедура И. открывалась объявлением времени милосердия (tempus gratiae), т.е. периода от 15 до 40 дней, отведенного для добровольного признания подсудимым своих ошибок, наказанием за которые в случае раскаяния становилась не очень суровая церк. епитимия. Для открытия процесса было достаточно одинаковых показаний двух свидетелей, имена которых не оглашались, чтобы избежать мести; в то же время анонимность свидетелей создавала условия для возможных злоупотреблений. Обвиняемый мог указать своих личных врагов, которые, как правило, исключались из списка свидетелей и не могли давать показания.

Трибунал И. оценивал степень тяжести выдвинутого обвинения. В случае сомнительности обвинения (suspicio levis), если обвиняемый не признавал за собой никакой вины и публично исповедовал веру Церкви, он получал оправдание. В случае тяжелых обвинений с представлением доказательств вины (suspicio violenta) от обвиняемого требовали отречения от заблуждений (abjuratio); отказ отречься рассматривался как подтверждение правильности обвинений. Упорствование в ереси и повторное впадение в ересь каралось особенно сурово. С 1252 в процессах И., в соответствии с общепринятой практикой светского судопроизводства того времени, было санкционировано применение пыток; хотя рамки их применения были строго оговорены, это необратимо вело к непростительным жестокостям и изуверству. Смертные приговоры были редки. Если трибунал И. признавал доказанность особой тяжести совершенного преступления, он “отпускал” виновного из лона Церкви, после чего тот переходил в руки светской власти, которая приводила приговор в исполнение.

В деятельности некоторых инквизиторов встречались грубые нарушения, а подчас и жестокости. Так, в 1233 инквизитор Робер Бугре, в прошлом катар, за жестокость по отношению к своим прежним единомышленникам был отстранен Папой Григорием IX от должности, а затем предстал перед судом и был приговорен к тюремному заключению. Каноны 26 и 27 Вьеннского собора были посвящены предотвращению злоупотреблений со стороны инквизиторов.

С др. стороны, бывали случаи, когда инквизиторы сами становились жертвами еретиков. Инквизиторам категорически было запрещено ношение оружия, поэтому они не имели возможности обороняться в случае внезапного нападения. Так, в 1241 был убит инквизитор Тулузы Вильгельм Арно, а в 1252 — инквизитор Ломбардии монах-доминиканец Пётр Веронский, впоследствии причисленный к лику святых.

Римская И. В 1542 Папа Павел III буллой Licet ab initio создал Римскую И. В 1588 Папа Сикст V поднял ее статус до ранга конгрегации. Деятельность Римской И. никогда не распространялась на всю Церковь, в осн. ограничиваясь терр. совр. Италии. Наиболее громкими деяниями Римской И. были судебные процессы над Дж. Бруно и Г. Галилеем. До конца XVI в. гл. задачей Римской И. была борьба с распространением в Италии идей Реформации. В дальнейшем Римская И. сосредоточилась на вопросах внутр. церк. дисциплины и работала над обновлением Индекса запрещенных книг. Римская И. была упразднена во время наполеоновских войн, вновь восстановлена после Венского конгресса, но в конце XIX в. превратилась из исполнительного в совещательный орган.

В 1908 Римская И. была упразднена, а вместо нее создана Конгрегация святого оффиция (Священная Канцелярия), которая в 1965 была преобразована в Конгрегацию вероучения, окончательно утратив статус и значение ср.-век. И.

12.03.2000, в 1-е воскресенье Великого поста, Папа Иоанн Павел II и кард. Й. Ратцингер, префект Конгрегации вероучения, совершили акт покаяния за грехи, совершенные отдельными представителями Католической Церкви в ходе И.

Испанская и португальская И. В XV в. в Испании сформировался особый тип И., главным отличием которого был его ярко выраженный гос. характер. Специфическая ситуация в Испании заключалась в том, что после Реконкисты на освобожденной от власти арабов терр. оказалось значительное количество мусульман и иудеев. Результатом стремления исп. правителей провести тотальную христианизацию с целью консолидации страны стало формальное, а подчас и принудительное обращение иноверцев. Обратившиеся в христианство евреи, называвшиеся новыми христианами, получили доступ к занятию высших гос. постов. Сосредоточив в своих руках огромные богатства, они становились объектом ненависти со стороны бедных слоев населения, что приводило подчас к кровавым столкновениям. На основании обвинений новых христиан в том, что они лишь внешне приняли христианство и тайно соблюдают предписания своей религии, на Толедском соборе 1449 был принят акт, согласно которому им запрещалось занимать гос. должности и выступать обвинителями старых христиан в суде. Однако Папа Николай V в булле Humani generis inimicus (1449) выступил против такой дискриминации, утверждая, что все принявшие крещение равны.

Ответом на буллу Николая V стало создание собственной королевской И. в Испании. В 1462 король Кастилии Генрих (Энрике) IV своей властью назначил первых инквизиторов. В 1478 с согласия Папы Сикста IV назначение инквизиторов окончательно перешло в ведение монархов. В 1483 был создан высший совет исп. И., т.о. она трансформировалась из церковной в королевскую и ее юрисдикция распространилась на всю страну. Высший совет И. являлся одним из министерств королевского пр-ва. С назначением главой И. Фомы Торквемады инквизиционные процессы приобрели особый размах. Еще одной особенностью инквизиционного процесса в Испании стало аутодафе.

В XVI в., когда у Испании появились обширные колониальные владения в Америке, структура исп. И. охватила также и территорию колоний. Португальская И., созданная в 1547, была аналогична испанской. Она имела 4 трибунала — в Лиссабоне, Эворе, Коимбре и Гоа (Индия).

По приблизительным подсчетам, число смертных приговоров, вынесенных испанской И. с 1550 по 1800, составляет ок. 3–4 тыс. В Испании И. просуществовала дольше, чем в других странах, и была упразднена под давлением обществ. мнения в 1-й пол. XIX в.

В протестантизме. Деятели Реформации, вначале выступавшие за рел. толерантность, уже вскоре перешли на позицию рел. нетерпимости. Лютер поощрял изгнание католиков, Меланхтон высказывался за применение к ним телесных наказаний, а Цвингли считал казнь катол. епископов и священников “богоугодным делом”. Мартин Буцер в Диалогах (1535) призывал огнем и мечом искоренять приверженцев ложной религии, не жалея при этом их жен и детей.

Кровавыми преследованиями и казнями католиков в Англии были отмечены правление Генриха VIII и Елизаветы I. Епископ Иоанн Фишер был обезглавлен. Катол. монахов подвергали жестоким пыткам и казням: растягивали, четвертовали, сжигали. Смертная казнь за ересь была отменена в Англии лишь в 1679.

В Шотландии в период Реформации по инициативе Джона Нокса было запрещено совершать катол. мессу и даже присутствовать на ней. За первое нарушение запрета следовала конфискация имущества и наказание плетью, за второе — изгнание.

В Исландии по требованию лютеранского епископа был казнен катол. епископ и поэт Йоун Арасон.

В Женеве Кальвин учредил консисторию, в обязанности которой входило не только судить и наказывать за нарушение рел. предписаний, но и определять правила частной жизни. В 1553 по приговору консистории в Женеве был сожжен исп. катол. богослов и мыслитель Мигель Сервет.

В России. Вплоть до XIV в. в Древней Руси не было крупных еретических движений; присутствовали лишь отд. представители богомилов, спасавшиеся на Руси от кровавых преследований в Византии. Летописи сообщают о фактах тюремного заключения еретиков в 1004 и 1123. До этого репрессиям подвергались только приверженцы языческого культа, особенно волхвы. Христианство не всегда вводилось мирным путем, о чем свидетельствует сохранившаяся пословица о крещении новгородцев: «Путята крести мечем, а Добрыня огнем».

Первым еретическим движением, подвергшимся жестоким преследованиям, были стригольники. В связи с распространением в конце XV — нач. XVI в. ереси жидовствующих Иосиф Волоцкий призывал к «лютым казням» еретиков. Собор в Москве 1504 вынес суровые приговоры еретикам — казнь посредством сожжения, отрезание языка, тюремное заключение. На соборе 1525 по обвинению в ереси был осужден на длительное тюремное заключение Максим Грек.

В конце XVII в. начались преследования рус. латинофилов: диакон Пётр Артемьев был приговорен к пожизненному заключению и скончался в тюрьме; поэт Сильвестр Медведев, осужденный как еретик и гос. преступник, был казнен. Созданная в это время Славяно-греко-латинская академия задумывалась как некое инквизиционное учреждение. Ее эксперты должны были выявлять живущих в России иностранцев, которые хулят правосл. веру, и русских, перешедших в католичество или протестантизм, с целью их последующего наказания.

Особенно жестокие преследования обрушились на приверженцев старообрядчества. После собора 1667, предавшего старообрядцев анафеме, последовали ссылки и казни: в 1682 на костре был сожжен вождь старообрядцев протопоп Аввакум вместе с др. видными представителями старообрядчества. В 1685 был издан царский указ, ужесточивший меры против старообрядцев: их было предписано ловить и жечь, за их укрывание — бить кнутом и налагать штраф, а за перекрещивание из господствующей Церкви — жечь на костре, даже в случае покаяния.

Рел. преследования в России продолжались вплоть до издания в 1905 Николаем II Манифеста об укреплении начал веротерпимости. До этого русским, перешедшим из православия в др. религию, угрожало уголовное преследование.

Мифологизация И. началась в эпоху Реформации. Критике подверглось не столько папство, сколько главные враги протест. движений — имп. Карл V и исп. король Филипп II. Испания, самое могущественное гос-во Европы XVI в., стало под пером протест. публицистов символом всевозможных репрессий, рел. и полит. нетерпимости, а также интеллектуального и культ. застоя; источником же всех негативных явлений изображалась И. В Нидерландах, где шла борьба за освобождение от власти Испании, возникла La leyenda negra (Черная легенда), гл. злом в которой была изображена И.

Со временем И. стала символом фанатизма, ханжества, всяческой нетерпимости и жестокости. Такой И. представлена в пьесе Ф. Шиллера Дон Карлос, романе Ш. де Костера Легенда об Уленшпигеле и др. Широкую известность получил образ «Великого инквизитора» из романа Ф.М. Достоевского Братья Карамазовы. «Великий инквизитор» олицетворяет тоталитарную систему, псевдо-Церковь, которая стремится сделать людей счастливыми, но во имя этого счастья не останавливается ни перед какими жертвами и даже готова отправить на костер вновь пришедшего на землю Христа с Его проповедью любви и свободы.

Обращаясь к участникам междунар. симпозиума, посвященного И. (29–31.10.1998), Папа Иоанн Павел II отметил: “Проблема И. относится к сложному периоду истории Церкви, который я призвал христиан пересмотреть непредубежденным образом… Только когда историческая наука будет способна установить подлинные факты, богословы и само Учительство Церкви будут в состоянии вынести объективное и обоснованное суждение”.

Источн.: Bernardo di Como. Lucerna inquisitorum haereticae pravitatis. Mi., 1566; Eymeric N. Directorium inquisitorum ***** commentariis F. Pegnae. R., 1578; Gui B. Practica inquisitionis haereticae pravitatis / Ed. C. Douais. P., 1886; Corpus do*****entorum inquisitionis haereticae pravitatis Neerlandicae / Ed. P. Frйdйricq. Gand, 1889. 5 vol.; Do*****ents pour servir а l’histoire de l’inquisition dans le Languedoc / Ed. C. Douais. P., 1900. 2 t.; Bullaire de l’inquisition franзaise au XIVe siиcle et jusqu’а la fin du Grande Schisme. P., 1913; Bulario pontificio de la inquisicion espaсola en su periodo constitucional (1478–1525). R., 1949.

Лит-ра: Лозинский С. История инквизиции в Испании. СПб., 1914; Седельников А.Д. Рассказ 1490 г. об инквизиции // Труды Комиссии по древнерусской литературе. Л., 1932; Бегунов Ю.К. Соборные приговоры как источник по истории новгородско-московской ереси // ТОДРЛ 13 (1957); Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви. М., 1993, т. 1, с. 460–516; т. 2, с. 251–255; Соловьев В.С. О христианском единстве. М. 1994, с. 319–324; Ли Г.Ч. Инквизиция: Происхождение и устройство. СПб., 1999; Lea H.C. History of the Inquisition of Spain. NY., 1906–07. 4 vol.; Guiraud J. Histoire de l’inquisition au Moyen Вge. P., 1935–38. 2 t.; Deromieu G. L’inquisition. P., 1946; Paschini P. Venezia e l’inquisitione romana da Giulio II a Pio IV. Padova, 1959; Maisonneuve H. Etude sur les origines de l’inquisition. P., 1960; May***** A.L. The Inquisition from Its Establishment to the Great Schism. NY., 1969; Kamen H. The Spanish Inquisition. L., 1965; Caro Barojoa J. Inquisiciуn, brujerнa y criptojudaнsmo. Barcelona, 1970; Brien J. A. The Inquisition. NY., 1973; Bennassar B. L’inquisition espagnole XVe — XIXe siиcles. P., 1979; Tуmas y Valiente F. La inquisiciуn espaсola: Nueva visiуn, nuevos horizontes. Ma., 1980; Alatri M. d’. Eretici e inquisitori in Italia. R., 1987. 2 vol.; Dumont J. L’Eglise au risque de l’histoire. P., 1984, p. 169–413; Peters E. Inquisition. NY., 1988; Dedieu J.P. L’adminisration de la foi: L’inquisition de Tolede, XVI–XVIII siиcle. Ma., 1989; Contreras J. Historia de la inquisiciуn espaсola (1478–1834). Ma., 1997; Ryњ G. Inkwizycja. Kr., 2001.

о. И. Фокчиньский

Похожие статьи:

Добавить комментарий