Караваджо

Категория: Энциклопедия

КАРАВАДЖО (Caravaggio) Микеланджело да, Микеланджело Меризи — итал. живописец, крупнейший представитель искусства барокко; род. 28.09.1573, Караваджо (Италия), ум. 18.07.1610, Порто-Эрколе (Италия).

Отец К. был мажордомом и архитектором маркиза Караваджо. К. учился у миланского художника Симоне Петерцано (до нач. 1590-х), уехал в Рим ок. 1593. Сформировался под влиянием североитал. художников Савольдо, Моретто, Романино и Лотто. Некоторое время работал помощником в мастерской рим. художника, представителя маньеризма Джузеппе Чезари. Здесь К. выполнил свои первые произведения (Мальчик с корзиной фруктов, Больной Вакх, обе — Галерея Боргезе, Рим). Познакомившись с кард. Ф.М. дель Монте, в его лице К. нашел влиятельного покровителя, который ввел его в худож. среду Рима. Для кард. дель Монте К. написал лучшие картины этого периода: Корзина с фруктами (Пинакотека Амброзиана, Милан), Вакх (Уффици, Флоренция) и Лютнист (ГЭ). Его произведения кон. 1590-х свидетельствуют о блестящем владении мастерством передачи жизненной достоверности и иллюзионистической вещественности натуры, что особенно заметно в натюрмортах. Полные поэтического очарования мифологические образы-аллегории (Концерт, Музей Метрополитен, Нью-Йорк; Амур-победитель, Гос. музеи, Берлин), навеянные классическими реминисценциями, несут скрытый смысл, понятный образованной рим. публике того времени. К. открыл новые возможности живописи, впервые обратившись к «чистому» натюрморту и «авантюрному» жанру (Гадалка, Лувр, Париж), который получил дальнейшее развитие среди его последователей и был очень популярен в европ. живописи XVII в., а также к изображению мифологического образа как простонародного типажа (Нарциссы, Нац. галерея старого искусства, Рим). В ранних рел. произведениях К. поэтическая трактовка сюжета как нравственного примера (Св. Марфа беседует с Марией Магдалиной, Институт искусств, Детройт; Св. Екатерина Александрийская, Собрание Тиссен-Борнемиса, Лугано), как глубокого душевного переживания и потрясения (Св. Мария Магдалина, Галерея Дориа-Памфили; Экстаз св. Франциска, Уодстворт Атенеум, Хартфорд), как явленного Божественного присутствия в мире (Отдых на пути в Египет, Галерея Дориа-Памфили, Рим), сочетается с полными драматизма сценами героизма и самопожертвования (Юдифь, Нац. галерея раннего искусства, Рим; Жертвоприношение Авраама, Уффици). Первым крупным церк. заказом К. был цикл картин для капеллы кард. М. Контарелли в церкви Св. Людовика Французского (1600-03). В Призвании апостола Матфея и Мучении апостола Матфея К. принципиально обновляет концепцию рел. картины, в которой особую роль начинает играть свет, преображающий и драматизирующий еванг. событие. В Призвании… свет, прорезающий тьму комнаты, обладает как реальной физической природой, так и метафорическим смыслом, соотносясь со светом Божественной истины, озаряющей путь к спасению. Завораживающая выразительность картин К. строится на умении мастера точно передать реальный мотив, при этом не сводя его к обыденности. В те же годы (1600-01) художник написал Обращение Савла и Распятие апостола Петра для капеллы монсеньора Т. Черази в церкви Санта Мария дель Пополо. В них, как и в цикле капеллы Контарелли, нашло выражение новое рел. мироощущение, характерное для эпохи Контрреформации: обыденная повседневность человеч. бытия преображается Божественным присутствием, благочестие наполняет искреннюю веру бедняков и страждущих и проявляется в чистоте нар. милосердия. Реализм рел. произведений К., далекий от идеалов прекрасного, выработанных мастерами Возрождения, близок рел. этике Карла Борромео и благочестию Филиппа Нери, что особенно заметно в таких его произведениях рим. периода, как Христос в Эммаусе (Нац. галерея, Лондон), Уверение Фомы (Новый дворец, Потсдам), Мадонна с паломниками (церковь Св. Августина, Рим) и Мадонна со змеей (Галерея Боргезе, Рим). Эмоциональным напряжением и драматической силой отличаются лучшие работы К. этого времени — Положение во гроб (1602-04, Пинакотека Ватикана) и Успение Марии (ок. 1605-06, Лувр, Париж), в которых он достигает полноты творческой зрелости. Мощные контрасты света и тени, простонародная непритязательность образов, выразительный лаконизм жестов при энергичной лепке пластических объемов и насыщенности колорита позволяют художнику добиваться небывалой глубины и искренности в передаче рел. чувства, побуждают зрителя к сопереживанию еванг. событиям.

Своевольный характер художника часто приводил его к столкновениям с законом и стал причиной многих бед. В 1606 после
ссоры при игре в мяч и убийства своего соперника Р. Томмазони К. бежал из Рима в Неаполь, откуда перебрался в 1607 на о-в Мальту, где был принят в Мальтийский орден. Однако после ссоры с высокопоставленным членом ордена он был заключен в тюрьму, откуда бежал на Сицилию, а затем в Юж. Италию. После исключения из Мальтийского ордена К. в 1610 решил вернуться в Рим, но в пути умер от лихорадки.

В период скитаний К. создал ряд выдающихся произведений рел. живописи. В Неаполе он написал большие алтарные картины Семь дел милосердия (церковь Пио Монте делла Мизарикордия, Неаполь); Мадонна Розария (Музей истории искусства, Вена) и Бичевание Христа (Нац. галерея Каподимонте, Неаполь), на Мальте для храма Сан Доменико Маджоре — Усекновение главы Иоанна Крестителя и Св. Иероним (обе — Музей Иоанна Крестителя, Валлетта); на Сицилии — Погребение св. Луции для церкви Св. Луции (Нац. галерея, Сиракузы), Воскрешение Лазаря для генуэзского купца Ладзари и Поклонение пастухов для церкви Санта Мария дельи Анджели (обе — Нац. музей, Мессина). Напряженный драматизм, присущий искусству художника, приобретает в его поздних произведениях характер эпической трагедии. Монументальные полотна, построенные на соотношении глухого темного фона и крупных фигур первого плана, озаренных вспышками пульсирующего света, обладают необыкновенной силой эмоционального воздействия. К последним годам жизни К. относится также картина Давид с головой Голиафа (Галерея Боргезе, Рим), на которой голова Голиафа предположительно представляет автопортрет художника. Творчество К. оказало большое влияние на искусство не только Италии, но и Европы в целом, затронув большинство работавших в то время художников. Мн. из подражавших К. художников восприняли лишь внеш. признаки его стиля. Только немногим было доступно понимание глубины достижений К., но эти немногие составляют цвет европ. искусства XVII в.: Рубенс, Веласкес, Рембрандт, Рибера и Сурбаран.

Лит-ра: Знамеровская Т. Микеланджело да Караваджо. М., 1955; Всеволожская С. Микеланджело да Караваджо. М., 1960; Микеланджело да Караваджо: Документы. Воспоминания современников. М., 1975; Лонги Р. Караваджо // От Чимабуэ до Моранди. М., 1984, с. 257-303; Маркова В.Э. Караваджо и классическая традиция итальянского искусства // Советское искусствознание 1983 1/18 (1984), 75-87; Бонсанти Дж. Караваджо. М., 1995; Longhi R. Caravaggio. R., 1968; Caravaggio e il suo tempo. Napoli, 1985; Marini M. Caravaggio. R., 1987; Calvesi M. La realtИ di Caravaggio. Tn., 1990; Panzera A.M. Caravaggio e Giordano Bruno: Fra nuova arte e nuova scienza: La ballezza dell’artifice. R., 1994.

В. Дажина

Похожие статьи:

Добавить комментарий