Кислые плоды суетной учености

Категория: Альманах

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Зачем я писал эту статью в некатолической газете, скрывшись под псевдонимом «Э. Д. Холстинин» и не заявив прямо о своем католическом вероисповедании? Только ли в том было дело, что я работал тогда в той газете за деньги? Нет, не только. Проблема в том, что российские католические церковные структуры и официальные католические СМИ обошли проблему ИНН полным молчанием. А ведь эта проблема, впервые замеченная православными, живо обсуждается в России среди верующих различных конфессий (даже среди мусульман). Не впадая ни в какой экуменизм, должен заметить, что священноначалие Русской Православной Церкви, опираясь на общие у их вероисповедания и католичества догматы и нормы духоной жизни, т. е. неосознанно руководствуясь католическими началами, приняло здравые и взвешенные решения, суть которых сводится к тому, что ИНН, мягко говоря, не очень хорошая вещь, лучше бы его не принимать, но оно не есть печать антихриста, и человек, который был вынужден принять ИНН, ещё не погубил, вопреки утверждениям православных «ультра», своей души. Боюсь, что разложенные либеральными влияниями официальные католические структуры, буде заметили бы проблему ИНН, приняли бы неумное решение, типа «ничего плохого в ИНН вообще нет и быть не может». А ведь даже честный неверующий человек должен выступать против ИНН, как против нарушения наших гражданских прав, гарантированных Конституцией и законами РФ, против загоняния нас в компьютерный концлагерь, где нас пронумеруют как зеков или скотину!

А ещё хотелось показать, что иг. Иннокентий (Павлов) — типичный лжедруг католичества, а точнее самый настоящий друг католического обновленчества, из числа православных модернистов, пошлый эпигон либеральных протестантских теорий в библеистике — может только опозорить Католическую Церковь своими «симпатиями» к ней. Избави нас, Господи, от таких друзей, а с врагами мы без них справимся!

Заштатный игумен Иннокентий (Павлов) — человек широко известный в узких кругах интересующихся внутрицерковной полемикой людей. Иногда кажется, что почти каждая его публикация — или скандал, или прелюдия к таковому, или отзвук оного. Вот только он усматривает скандал не в своем поведении, а в заявлении Священного Синода РПЦ от 7 марта 2000 г. Иг. Иннокентий как «церковный историк и преподаватель новозаветной экзегетики» усмотрел в данном заявлении ни более, ни менее как «элементарное невежество в вопросах интерпретации христианских первоисточников».

Причину этого он видит в «неудовлетворительной постановке богословского образования в духовных школах Московского Патриархата, которое не соответствует современному уровню науки».

Никто не спорит, что после коммунистических гонений система богословского образования восстанавливается не без проблем, но плохо ли в духовных школах МП именно то, что ругает иг. Иннокентий? Во всяком случае, то, что Его Высокопреподобие именует «современным уровнем науки» есть ни что иное, как уровень пресловутой Тюбингенской школы, основанной Ф. К. Бауром (1792 — †1860), и ее столь характерных для умонастроения XIX столетия нигилистическо-критических положений. В том же столетии «открытия» этой школы были подвергнуты резкой критике консервативными христианскими авторами всех конфессий (прежде всего католиками и православными), и с тех пор ни эпигонам, ни оппонентам отрицательной библейской критики практически нечего добавить к своим доводам. Нельзя же обвинять в невежестве только за несогласие со своим мнением, что делает иг. Иннокентий, считая невеждой всякого, кто не желает считать измышлений Тюбингенской школы догмой (слово «невежество» означает «незнание», а не «несогласие», более того: для осознанного несогласия необходимо знание отвергаемого). Дореволюционную русскую богословскую школу уважали во всем мiре, хотя приверженность взглядам Тюбингенской школы там вовсе не поощрялась, так что нынешние духовные школы МП продолжают в этом вопросе достаточно почтенные традиции. Странно, что о. Иннокентию сие не нравится. А уж тем более неприемлемо, когда православный теолог упрекает Синод в невежестве за несогласие последнего с либеральными протестантами в столь важном вопросе как экзегеза Откр. 13, 16-18.

Свою позицию иг. Иннокентий (Павлов) излагает в статье «Горькие плоды невежества» («Русская Мысль», № 4309), озаглавленной явно в подражание известному эссе З. Крахмальниковой «Горькие плоды сладкого плена» (пожелаем иг. Иннокентию больше оригинальных идей!). Иг. Иннокентию, в частности, не нравится следующее место в заявлении Синода:

«В некоторых документах содержится или будет содержаться штрих-код — изображение чисел в виде линий разной толщины. Каждый из этих кодов заключает в себе три разделительные линии, графически совпадающие с символом принятым для цифры «6». Таким образом, в штрих-кодах, по воле создателей международной системы их написания, заключено изображение числа 666, которое упомянуто в книге Откровения святого Иоанна Богослова как число антихриста (Откр. 13, 16-18), а посему используется сатанинскими сектами для оскорбления Церкви и христиан».

Разбор данного пассажа иг. Иннокентий начинает с фразы: «Не будем говорить о «сатанинских сектах».

Позволим себе не послушаться грозного запрета о. Иннокентия и поговорим о них. Тем более, что кровь новомучеников от сатанистов убиенных вопиет к небу. Сатанисты существуют, имеют немалое влияние и действительно используют три шестерки в качестве своего символа. Всe те же три шестерки были написаны на мече и ноже, которыми сатанист Николай Аверин (не какой-нибудь шестнадцатилетний металлист, а ветеран афганской войны) убил на Пасху 1993 г. оптинских иноков Ферапонта и Трофима, а также иеромонаха Василия. Так что напрасно иг. Иннокентий ставит в цитате из заявления Синода после словосочетания «кощунственный символ» недоумевающие вопросительный и восклицательный знаки в скобках. А то, что эти цифры используются в штрих-кодах не может быть случайностью. В современном постхристианском мiре сатанизм вышел из глубокого подполья, пытаясь заполнить духовную пустоту, образовавшуюся в душах людей. Другой вопрос, что штрих-код, как он применяется в настоящее время, ещe не печать антихриста, ибо он не налагается на чело и десницу, от нас не требуют сознательного отречения от Христа и т. д.

Поспешно обвиняющий своих оппонентов в невежестве о. Иннокентий сам показывает неудовлетворительные знания в догматическом богословии. Иг. Иннокентий должен знать, что Священное Писание Богодухновенно, а значит, безошибочно. Что оно дано Церкви, а значит Церковью должно истолковываться. I Фес. 4, 3-17 иг. Иннокентий толкует в смысле несбывшегося ожидания немедленного пришествия Спасителя. Безо всяких ссылок на традиционные авторитеты. А уж то, что пишет о. Иннокентий о числе зверя и вовсе до боли знакомо из атеистических книжонок советского времени. Предлагаем читателю сравнение текстов из статьи иг. Иннокентия (Павлова) в «Русской Мысли» и работы Фридриха Энгельса «Книга Откровения» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Собр. Соч., Изд. II, т. XXI).

 
Иг. Иннокентий (Павлов)
Фридрих Энгельс
В начале 30-х гг. XIX в. немецкий ученый Фрицше нашел довольно остроумное решение. Уже в начале ХХ в. Теодор Цан включил наблюдение Фрицше в 3-й том своего знаменитого «Введения в Новый Завет», и с тех пор мы можем встретить его в любом научном комментарии на «Книгу Откровения». Речь идет о латинском имени Caesar Neron — Кесарь Нерон, но написанном в консонантной еврейской транслитерации. А теперь о последнем доказательстве — о числе. Это доказательство также было открыто Фердинандом Бенари и с тех пор никогда не оспаривалось в научном мiре. Число содержит имя человека и этот человек — Нерон.

Далее у обоих авторов дана расшифровка числа зверя, основанное на правилах гематрии. Любой образованный человек знает, что используя цифровые значения еврейских, греческих и других букв, в разное время различные люди расшифровывали интересующее нас число самым различным образом. Вариант «Нерон» ничем не вероятнее варианта «Наполеон», оба они придуманы в девятнадцатом столетии. Автору данных строк представляется самой лучшей символическая интерпретация «числа зверя», предложенная св. Бедой Достопочтенным (672 — †735), что оно — троекратное провозглашение недели без дня Господня и творения без Творца, а значит — окончательное отречение от Бога. Впрочем, на этом автор не настаивает. Приведем ещe одно совпадение:

 
Иг. Иннокентий (Павлов) Фридрих Энгельс
Почему же автор книги Откровения мог вспомнить о Нероне? Во-первых, с его именем связано начало жестоких гонений на христиан, а во-вторых, общеизвестно, что в течение долгого времени по империи ходили слухи, что Нерон после попытки самоубийства в 68 г., оказавшейся якобы неудачной, скрывается в Персии (не на это ли указывает упоминание об «исцеленной ране»?). Книга написана в царствование шестого римского императора; после него придет другой, которому царствовать недолго; а затем следует возвращение одного «из семи», который был ранен, но исцелился это Нерон.

Оба автора единогласно приписывают Священному Писанию способность ошибаться (вера в ложные слухи о выживании Нерона). Ещe одна параллель:

 
Иг. Иннокентий (Павлов) Фридрих Энгельс
Здесь Тайнозритель (как традиционно называют автора книги Откровения) следует традиции еврейской апокалиптики, отраженной в 7-й главе книги Даниила (ок. 165 г. до Р. Х.) … Апокалиптические видения, составляющие почти всё содержание Откровения, в большинстве случаев дословно взяты у классических пророков Ветхого Завета и их позднейших подражателей, начиная с книги Даниила (около 160 г. до нашей эры пророчествовавшей о событиях, которые происходили раньше) и кончая «Книгой Еноха» — апокрифической стряпней, написанной по-гречески незадолго до начала нашей эры.

В видениях Тайнозрителя действительно есть параллели с видениями Даниила и других пророков. Но поражает единодушие, с которым оба автора (следуя проторенными путями всe той же Тюбингенской школы) датируют книгу св. прор. Даниила 60-ми годами II в. до Р. Х.! Впрочем, «омоложение» книги Даниила имеет давнюю традицию у неприятелей Креста Христова. Еще неоплатоник Порфирий (233 — †305), а за ним и Барух Спиноза (1632 — †1677), считали, что упоминание о событиях времен Антиоха Епифана имеющееся в книге Даниила (Дан. 8, 23-25; 9, 31) не может быть пророчеством о будущем, но только рассказом о прошлом под видом предсказания. Такого рода аргументация вполне устраивает либеральных протестантов и атеистов, которые не веруют в сверхъестественный дар пророчества, но с ней стыдно соглашаться православному духовному лицу. Кстати, у таких неверующих и маловерных авторов получается порочный круг в доказательстве: свою датировку они обосновывают неверием в пророчества, а неверие в пророчества своей датировкой. Подробное доказательство аутентичности книги Даниила средний российский читатель сможет найти в комментариях «Толковой Библии» (Изд. преемников А. П. Лопухина) к этой книге. Пусть никто не иронизирует по поводу того, что автор данных строк рекомендует книгу начала ХХ века. Как явствует из вышеизложенного, опровергаемая точка зрения нисколько не современнее. Поэтому навязчивые высказывания иг. Иннокентия о каком-то «современном уровне науки», на котором якобы находятся его рассуждения, представляются не вполне корректными. А само набившее оскомину повторение слов «наука», «научный» вызывает неизбежные ассоциации с «научным мiровоззрением».

Утверждение о том, что «древняя гематрия и современные штрих-коды — это вещи разного порядка» совсем не бесспорно. Между древностью и современностью бывают интереснейшие аналогии. К примеру, тема влияния Каббалы на кибернетику затрагивалась рядом авторов. Вызывает недоумение критика иг. Иннокентием призыва Священного Синода к созданию альтернативного национального электронного языка. Единственный довод против этого - «серьезные последствия в плане нахождения России в мiровом сообществе». Вопрос заключается в том, полезно ли для России находиться в ныне существующем мiровом сообществе. Никто не спорит, что автаркия — явление ненормальное, но в определенных условиях это может быть приемлемым в качестве временной вынужденной меры. Тем более, что Синод призывает не изолироваться от мiрового сообщества, а ставить вопрос о пересмотре международной системы написания соответствующих знаков в мiровом масштабе. Совершенно замалчивает иг. Иннокентий следующий пассаж из заявления Синода: «согласно нормам светского права, в частности, российской Конституции, сбор, хранение и использование информации о частной жизни лица без его согласия не допускается (Статья 24). Нас, в частности, беспокоит отсутствие доступа граждан к информации о них, которая может содержаться в электронных хранилищах налоговых органов и других административно-финансовых учреждений, и возможность использовать эту информацию во вред людям».

Светский журналист Александр Верховский, пишущий буквально на тех же страницах, что и иг. Иннокентий и не менее критично настроенный по отношению к заявлению Синода, в одном вопросе явно честнее о. Иннокентия. Он не замалчивает вышеприведенное место из заявления Синода и даже сам проговаривается:

«Готово ли наше общество внедрить столь сложную систему и обеспечить конфиденциальность информации — это вопрос, действительно не имеющий однозначного ответа».

Есть еще одно место в заявлении Синода, которое пытается замолчать иг. Иннокентий и о коем вскользь упоминает чуть более объективный А. Верховский:

«Некоторые пастыри самовольно включили вопрос о принятии налогового номера в число вопросов, задаваемых на исповеди, а отказ от налоговой регистрации поставили в качестве условия допущения к Святому Причастию. Пытающимся связывать идентификационные номера с «печатью антихриста» напоминаем, что в святоотеческом предании такая печать понималась как знак, закрепляющий сознательное отречение от Христа. Вопреки этой традиции иногда утверждают, что технологическое действие якобы может само по себе произвести переворот в сокровенных глубинах человеческой души, приводя ее к забвению Христа. Такое суеверие расходится с православным толкованием Откровения. Никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры».

Это и есть хранение христианского трезвомыслия, в отсутствии которого пытается упрекнуть Синод иг. Иннокентий.

Ещe одно важное место из заявления Синода призывает к «созданию для верующих возможности не выступать просителями о предоставлении индивидуального налогового номера». Автору данных строк кажется, что если невозможно (?!) обойтись без ИНН, то надо вообще отменить процедуру подачи заявлений о присвоении ИНН и присвоить всем гражданам РФ номера безо всяких заявлений с их стороны, подобно тому, как паспорт и прочие документы выдаются с готовым номером и серией. Не придется тратить деньги налогоплательщиков на рекламу, призывающую брать ИНН. А чего будут стоить заявления об отсутствии мистического смысла в присвоении ИНН, если, по аналогии с принятием Таинств Церкви, будет требоваться добровольное расположение приемлющего?! Именно этим ныне присваиваемый ИНН и отличается от номера паспорта или водительского удостоверения. Таким образом, утверждение иг. Иннокентия об отсутствии принципиальной разницы между номером паспорта и ИНН несостоятельно.

Не будем дискутировать с иг. Иннокентием о численности православного, да и вообще верующего населения. Оно, кажется, более многочисленно, чем это представляется нашему оппоненту, но, увы, не преобладает в России. Но это совершенно не влияет на решение интересующего нас вопроса. Малое или большое, оно имеет свои конституционные права, не вполне уважаемые действующими правилами о присвоении ИНН.

В принципе идентичного содержания статья иг. Иннокентия (Павлова), озаглавленная «Сочти число зверя», помещенная в «Итогах» (№ 13 [199]). Особенностью этой статьи является еще менее почтительный тон высказываний о священноначалии РПЦ МП, а также похвала митр. Зосиме (правил в 1490 — 1494 гг.) за распоряжение о составлении новой пасхалии. Поются дифирамбы «профессионализму» митр. Зосимы. Сам иг. Иннокентий проговаривается, что митр. Зосима был удален с кафедры по обвинению в содомии и пьянстве. О том, что оный архиерей был ещe и тайным приверженцем ереси жидовствующих («новгородской ереси»), что решение о составлении пасхалии (на 20 лет от 1492 г.) он был вынужден принять под давлением большинства архиереев, что выгодное для еретиков суеверие о конце света в 7000 г. от сотворения мiра, дававшее повод для антицерковных выступлений, обличали прежде всего святые Иосиф Волоцкий и Геннадий Новгородский: обо всeм этом о. Иннокентий умалчивает! Создается впечатление, что весь пассаж был написан только ради того, чтобы похвалить митр. Зосиму, имеющего репутацию еретика, т. е. лишний раз продемонстрировать свое вольнодумство.

Итак, мы видим, что отнюдь не представители священноначалия РПЦ МП, а заштатный игумен Иннокентий (Павлов) проявляет в качестве специалиста по богословию недостаточный профессионализм. И руководителям Библейско-Богословского Института св. Андрея и Колледжа философии, теологии и истории им. св. Фомы Аквинского, где преподает Его Высокопреподобие пора бы поставить вопрос о степени его профессиональной пригодности.

Похожие статьи:

Добавить комментарий