Краткая история католического традиционалистского движения в г. Москве

Категория: Альманах

Sine ira et studio… Без гнева и пристрастия… Так со времен Тáцита требовали писать историю. Так пытаемся писать ее и мы. Только далеко не в каждой строке получается совершенно беспристрастно описать события, которых автор был часто очевидцем, нередко участником, иногда инициатором, всегда современником. Мы постарались писать честно, не скрывая того, что внешнему по отношению к традиционалистскому движению человеку покажется позорящим оное. Наша работа правдива «до безобразия». С тяжелым чувством автор был вынужден описывать конфликтные ситуации, во многих из которых участвовал сам. Факты имели место, пусть даже сейчас эти люди давно помирились. Автор данных строк по-христиански прощает всех своих обидчиков и просит прощения у обиженных им, но не имеет права молчать о том, что было. «Но Господь сказал мне: “довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи”. И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова» (II Кор. 2, 9). Некоторые упрекнут автора, что он много пишет о себе. Увы, некоторые люди пытаются переписать историю московского традиционализма так, как будто бы меня не было, хотя в 1993–1999 гг. я, скажу без ложной скромности, был ключевой фигурой (так уж получилось, сам не рад!). Приходится рассказывать правду. Тем более что прочие историографы тоже пишут par excellence [по преимуществу] о себе! И уж конечно, мой долг засвидетельствовать то, чему я был очевидцем. Естественно, автор отражает свое видение событий, которое у других людей может быть иным. Приходится смирить гордыню всем «зачинателям» движения (включая себя самого!), показав, что оно началось благодаря о. Станиславу, всё остальное вторично. В то же время, я считаю своим долгом заявить, что, несмотря на все ошибки и недостатки (где вы видели людей без ошибок и недостатков?!), А. В. Грибков (ныне свящ. Андрей Езерский), Е. П. Чудинова, В. П. Пономарев и А. Г. Крысов должны быть уважаемы и поминаемы добрым словом за свои неоценимые заслуги перед традиционным католическим движением в г. Москве. Я свидетельствую им свое глубочайшее почтение и уважение.

 

***
Сущность традиционалистского католического движения, как известно, заключается в неприятии реформ Второго Ватиканского Собора и богослужебной реформы 1969 г. Само собой разумеется, что до Собора Католическая Церковь в России придерживалась общепринятых норм. «Железный занавес» (The Iron Curtain), поставленный коммунистами, задерживал не только хорошее, но и плохое, посему в социалистических странах реформы Vaticanum-II вводились постепенно и с большим опозданием. В то же время в условиях коммунистического гонения на Церковь Христову даже традиционно настроенные священники считали не вполне уместным идти на открытый конфликт с Ватиканом, вступать в контакт с западными традиционалистами, боясь лишиться опоры на Апостольский Престол и смутить простодушных верующих. Кроме того, о жестком антикоммунизме западных традиционалистов было известно всем, в том числе и советским компетентным органам. Эти обстоятельства несколько смазали столь острый на Западе конфликт. В некоторых глухих деревнях Прибалтики до сих пор явочным порядком служится Тридентская Месса (непрерывно от дособорных времен), причем священники не спрашивают согласия церковных властей, но и не вступают с ними в явный конфликт.
Священник Станислав Мажейка MIC (1905 – †1995), бывший в 1967–1990 гг. настоятелем прихода св. Людовика, служил по тридентскому чину до 1976 г., игнорируя реформу 1969 г. С 1976 г., под давлением Папы Павла VI, он стал служить новую Мессу, но на традиционном алтаре (спиной к народу), по-латыни и используя только заимствованный из старой Мессы Римский Канон (1-ю Евхаристическую молитву обновленческого Служебника). Живший на покое в Москве каноник Станислав Корипский, бывший узник ГУЛАГ’а, до самой своей смерти в 1983 г. служил только Тридентскую Мессу, причем со стороны о. С. Мажейки MIC не было ни препятствий, ни осуждения. Свящ. Станислав Мажейка MIC старался соблюдать максимум старых традиций – совершал почти все требы по дособорному Требнику (Rituale Romanum), использовал для молитвы на русском и польском языках (литании и т. д.) дособорные молитвенники, в частности русский «Господу помолимся» (4-е Изд., Рим, 1949), по-польски пелся по довоенным молитвенникам традиционный вариант Пассии[Gorzkich żalów] (1707 г.) со всеми впоследствии удаленными в самой Польше антииудейскими местами, часто проводилось Поклонение Св. Дарам, часто совершались процессии со Св. Дарами, прохладным было отношение к экуменизму и т. п. Итак, основы для начала традиционалистского сопротивления в Москве были заложены задолго до начала деятельности западных традиционалистских обществ в нашем городе.

Процессия в церкви св. Людовика (конец 80-х гг. ХХ в.)
Под балдахином свящ. Станислав Мажейка MIC и М. Э. Анашкин,
несут балдахин Д. Э. Пучкин, А. Г. Крысов, В. П. Пономарев,
сидит на фоне колонны (с бородой) А. В. Грибков.
Летом 1990 г., вследствие интриг модернистски настроенных прихожан, в управление приходом вступил свящ. Франциск Рачюнас MIC, назначенный литовскими епископами в 1989 г. (о. Станислав не признал в 1989 г. этого назначения, ссылаясь на то, что Москва не входит в состав ни одной из литовских епархий, и литовским епископам пришлось около года утрясать вопрос с Ватиканом, ибо до 1991 г. вакантными были все неприбалтийские епископские кафедры в СССР). На первых порах литургическая практика оставалась почти такой же, как и у о. Станислава. Но затем, под влиянием свящ. Иосифа Гунчаги, в храме стали служить лицом к народу, прекратилось служение вотивных Месс св. Антонию Падуанскому в первые вторники месяца, латинский язык был постепенно вытеснен современными языками, стали проводиться «молодежные» и «детские» мессы, забренчали гитары, аккомпанируя исполнению песенок Тэзе или Георга Гселя. Это вызвало недовольство немалого числа прихожан. Андрей Викторович Грибков (впоследствии взял фамилию Езерский) был недоволен обновленчеством еще со времени своего пребывания в доминиканском монастыре в Кракове, где он находился в 1989–1990 гг., а потому решил вступить в контакт с западными традиционалистскими центрами. В самом деле, если модернисты прорубили «окно в Европу», подгоняя московское обновленчество под уровень «мiровых стандартов», то и традиционно настроенных верующих перестала удовлетворять половинчатость времен свящ. Станислава Мажейки MIC, к тому же более не существующая. (Еще в 1989–1990 гг. сам о. Станислав проявлял колебания, идя на ряд компромиссов с модернизмом под влиянием Михаила Эдуардовича Анашкина [тогда учащийся римо-католической Рижской Духовной Семинарии, ныне катакомбный православный митрополит], в частности, доверяя М. Э. Анашкину венчание [что вполне допустимо по пособорному, но не по дособорному праву], тщательнее соблюдая календарь 1970 г., четко пользуясь пособорным лекционарием и т. п.)

 

***
Как-то А. В. Грибков спросил свящ. Иосифа Гунчагу: «Почему вы ничего не читаете по-латыни, никогда не цитируете в проповедях Отцов Церкви?» – и получил ответ: «Если вам нужны латынь и Отцы Церкви, убирайтесь к Лефевру!», что и было сделано. Первая попытка установить контакт с архиепископом Марселем Лефевром была предпринята группой католиков из Москвы 16 сентября 1990 г. В Экон звонили с международного переговорного пункта на Центральном телеграфе.

Ценральный Телеграф (г. Москва)
Номер был взят Владимиром Павловичем Пономаревым из справочника “Who is who?” и оказался недействующим. При попытке дозвониться присутствовали: Грибков Андрей Викторович, Макеев Михаил Александрович (в далеком прошлом – мiрянин Католической Церкви [прозванный знакомыми прихожанами «Цыпленком»], на момент описываемых событий – клирик Русской Православной Церкви Заграницей, ныне о. Михаил – священник Русской Православной Автономной Церкви, руководимой Владыкой Валентином [Русанцевым]), Пономарев Владимир Павлович, Крысов Александр Георгиевич (после этого не участвовал в деятельности московских традиционалистов до 1998 г.), Целиков Владимир Васильевич. Впоследствии контакт удалось установить, при повторной попытке прозвона присутствовали только А. В. Грибков и М. А. Макеев. 30 октября А. В. Грибков направил письмо на латинском языке собратьям монс. Марселя Лефевра, а затем рождественские поздравления самому архиепископу. 12 января 1991 г. был получен ответ от еп. Бернара Тиссье де Маллере FSSPX (на тот момент Генеральный Секретарь Братства Св. Пия Х), что послужило началом подготовки к приезду священника.
8 марта 1991 г. Елена Петровна Чудинова встречалась в Париже с еп. Бернаром Тиссье де Маллере FSSPX, после чего руководство Священнического Братства Св. Пия X приняло конкретные решения о ведении миссионерской работы в России. В марте 1991 г., незадолго до своей смерти, архиепископ Марсель Лефевр прислал московским католикам-традиционалистам в лице А. В. Грибкова открытку со своим благословением.

 

В мае 1991 г. был выпущен пробный номер независимого католического журнала « Verbum », в подготовке которого участвовали Колесник Виталий Анатольевич (впоследствии радикально порвавший с традиционализмом), Пономарев Владимир Павлович, Пучкин Дмитрий Эдуардович и Целиков Владимир Васильевич. Журнал придерживался право-консервативной ориентации в рамках относительной лояльности Ватикану, в духе воззрений кардинала Йозефа Ратцингера. В частности, в статье Д. Э. Пучкина о явлениях в Фатиме критиковался акт посвящения Папой Иоанном Павлом II всего мiра и особо нуждающихся наций Пречистому Сердцу Марии (1984 г.) как НЕ посвятивший Россию Пречистому Сердцу Богородицы, поскольку в акте не была прямо и явно упомянута Россия, – в консервативных и традиционалистских кругах эта точка зрения общепринята (см. Д. [Э.] Пучкин, «Фатима и Россия», в: « Verbum » [Москва], 27 мая 1991, стр. 2; А. А. Борелли, «Фатимская весть: трагедия или надежда?», [Рим], «Свет Востоку», 1995, стр. 66–77; [брат Михаил], «Третья тайна Фатимы», в: «Молись за нас» [Jajdhof], № 4, 1995, стр. 7). В статье В. П. Пономарева об архиеп. Марселе Лефевре последний был охарактеризован как «раскольник», что привело к разрыву отношений между В. П. Пономаревым и А. В. Грибковым.
В августе 1991 г. Москву посетил свящ. Жан Марк Рюлло FSSPX (ныне OSB). Его сопровождал диак. Флориан Абрахамович FSSPX (ныне священник).  О. Жаном Марком была отслужена Тридентская Месса в домовом храме на квартире Е. П. Чудиновой на ул. Конненкова.Еще плохо говоривший тогда по-русски свящ. Ж. М. Рюлло FSSPX произнес проповедь по-латыни. Присутствовал свящ. Эйнар Лайгна из Эстонии. Среди немногочисленных лиц, присутствовавших на Св. Мессе, был Сергей Сергеевич Шебанов. 18 августа 1991 г. А. Г. Крысов и В. П. Пономарев, будучи в Париже, посетили церковь Сен-Николя-дю-Шардонне (ул. Бернардинцев, д. 23), принадлежащую Священническому Братству Св. Пия Х. По возвращении в Москву В. П. Пономарев примиряется с А. В. Грибковым. А. Г. Крысов в 90-е гг. XX в. жил бóльшей частью за границей и, если говорить о традиционалистах, сотрудничал преимущественно со Священническим Братством Св. Петра.
В декабре 1991 г. А. В. Грибков и С. С. Шебанов отъезжают в предсеминарию в Экон. Управление делами московской общины временно возлагается на Е. П. Чудинову. Она пытается опубликовать в «Русском Вестнике» свою статью «Марсель Лефевр – протопоп Аввакум католицизма?», что не получается из-за внезапного изменения позиции редакции газеты.
28 января 1992 г., когда обновленцы празднуют день св. Фомы Аквинского (традиционный праздник – 7 марта), в церкви св. Людовика во время богослужения, на коем присутствовало множество преподавателей и студентов Колледжа католической теологии им. св. Фомы Аквинского, раздавались материалы традиционалистского содержания. В акции участвовали Е. П. Чудинова и В. П. Пономарев, к ним примкнул Д. Э. Пучкин.
Весной 1992 г. Москву вторично посещает свящ. Жан Марк Рюлло FSSPX, в сопровождении мiрянина по имени Анри (фамилия нам неизвестна). Вследствие интриг неких лиц от Д. Э. Пучкина утаивают приезд священника, о чём он впоследствии узнаёт. Летом 1992 г. А. В. Грибков возращается в Москву, в связи с конфликтом с руководством семинарии (в Братстве Св. Пия X используются богослужебные книги Папы блаж. Иоанна XXIII, в то время как А. В. Грибков настаивал на употреблении книг Папы Льва XIII). С. С. Шебанов также оставляет мысль об обучении в семинарии, учится в Университете Св. Пия X в Париже.
24 февраля 1993 г., на Пепельную Среду, А. В. Грибков и В. П. Пономарев раздают у врат церкви св. Людовика брошюру «Экон – крестовый поход» (год издания в выходных данных – 1992). К ним присоединяется Д. Э. Пучкин, который поддерживает их во время драки с обновленческим приходским активом, напавшим на распространителей. Кулаки озверевших обновленцев не смогли остановить распространения традиционных идей! Одна из вырванных у распространителей и отнесенных в ризницу храма брошюр досталась Григорию Григорьевичу Гроздову, впоследствии примкнувшему к традиционалистскому движению. Бóльшую часть брошюр удалось отстоять. После этой раздачи стало возможным примирение А. В. Грибкова и Д. Э. Пучкина при посредничестве В. П. Пономарева.

 

 

Месса о. Хосе Марии Эспозито FSSPX, прислуживает А. В. Грибков
(Москва, 1993 г.)
В августе 1993 г. в Москву приезжает свящ. Хосе Мария Эспозито FSSPX. На Тридентскую Мессу впервые приходит Д. Э. Пучкин. Общее количество присутствовавших на Св. Мессах не было велико, не превышало человек 8–12. Нанятый А. В. Грибковым по поручению священника юрист разрабатывает проект гражданского Устава общины, где упомянут ее небесный покровитель – святой Григорий I Великий (Двоеслов), Папа Римский, считавшийся таковым до 1999 г., когда патроном был объявлен св. Пий V. Cвящ. Хосе Мария Эспозито FSSPX и А. В. Грибков посещают свящ. Станислава Мажейку MIC, но из-за плохого самочувствия последнего визит получается неудачным. У А. В. Грибкова по неким личным мотивам происходит ссора с прихожанкой Марией Владимировной Московской (пришедшей к традиционализму под влиянием С. С. Шебанова и Д. Э. Пучкина), вследствие чего его отношения с о. Хосе Марией осложняются. Происходит венчание А. В. Грибкова и Е. П. Чудиновой. 17 августа А. В. Грибков направляет факс о. Жану Марку Рюлло, где сообщает о планируемом устранении от исполнения обязанностей председателя общины. В сентябре А. В. Грибков и Е. П. Чудинова были вынуждены принять о. Х. М. Эспозито во всё той же квартире на ул. Конненкова, где Мессы проходили с 1991 г., но после этого отказались от всяких контактов с ним. Осенью 1993 г. по решению о. Х. М. Эспозито временно исполняющим обязанности председателя становится Д. Э. Пучкин, при содействии которого о. Хосе Мария приезжает в Москву в апреле 1994 г. В это время о. Хосе Мария рассказывает о своей встрече с довольно уважаемой в католических традиционалистских кругах православной мыслительницей Татьяной Михайловной Горичевой, проживающей в Германии. В 1994 г. руководство Священнического Братства Св. Пия X принимает решение об отстранении о. Х. М. Эспозито от пастырских трудов в СНГ. Официальная версия о причинах такого решения как всегда неправдоподобна (пастырская неопытность о. Хосе Марии, ранее почему-то не помешавшая его назначению). На самом деле на решение руководства Братства могли повлиять: во-первых, жалобы А. В. Грибкова на «развал» общины в Москве, во-вторых, клеветнические сплетни минских верующих о якобы безнравственных отношениях свящ. Х. М. Эспозито  с минчанкой Оксаной Эдуардовной Боровик (крещеная еврейка, 1965 года рождения, ныне проживает в Германии). О. Хосе Мария вышел из Братства Св. Пия Х, его дальнейшая судьба нам неизвестна (слухи о его членстве в Братстве Св. Петра были проверены автором данных строк и не подтвердились). Еще одного хорошего священника выжили из Братства Св. Пия Х. Д. Э. Пучкин знакомится с семинаристом Евгением Александровичем Тарасовым из Ростова-на-Дону, который принимает решение оставить обновленческую семинарию и продолжить подготовку к священству у традиционалистов.
В конце декабря 1994 г. в Москву приезжают с инспекционной поездкой, где и встречают Новый год (1995), свящ. Франц Шмидбергер FSSPX (Первый Заместитель Генерального Настоятеля Братства Св. Пия Х, бывш. Генеральный Настоятель в 1983–1994 гг.) и свящ. Жан Марк Рюлло FSSPX. Квартира на ул. Уральской, где они остановились, была найдена при содействии А. В. Грибкова. 30 декабря (в 17.30) их навещает авантюрист Амвросий (Сиверс), самосвят, выдававший себя за православного катакомбного епископа. В этот же день приходит о. Михаил Макеев (на тот момент диакон в РПЦЗ), между ним и Д. Э. Пучкиным происходит обмен колкостями. Священники общаются с А. В. Грибковым и Д. Э. Пучкиным, выясняют различные обстоятельства, в результате чего председателем общины окончательно становится Д. Э. Пучкин. При содействии Д. Э. Пучкина делегация Братства Св. Пия X (свящ. Франц Шмидбергер FSSPX, свящ. Жан Марк Рюлло FSSPX, Д. Э. Пучкин, В. П. Пономарев, Е. А. Тарасов) посещает 31 декабря свящ. Станислава Мажейку MIC, благословившего миссию католической Традиции в России. После сего вышеперечисленные лица посещают Красную площадь и церковь св. Людовика.

 

В этот приезд священников ряд верующих, приведенных Д. Э. Пучкиным, впервые побывали на Тридентской Мессе, в частности, Геннадий Евгеньевич Мартанов. С 1994 г. А. В. Грибков порвал официальные отношения с Братством Св. Пия Х. (Впоследствии он взял фамилию Езерский, стал с 1998 г. катакомбным православным священником латинского обряда. Отец Андрей Езерский совершает Мессы в упоминавшемся выше домовом храме на ул. Конненкова. В Католической Церкви о. Андрей был мiрянином, а вовсе не священником, как написал некий Игорь Вольфензон [отчество нам неизвестно] в опубликованной в Интернете некомпетентной статье «Интегризм в современном католичестве».)
Слабыми местами А. В. Грибкова и Е. П. Чудиновой были отдельные элементы обрядоверческо-эстетского настроя и полуэкуменического отношения к православию (искушения, увы, не такие уж редкие в католической традиционалистской среде). Это привело их к отступничеству от нашей святой римо-католической веры.

 

***
Приблизительно в 1994 или 1995 году группа каких-то чудаков, никак не связанная с серьезными традиционалистами, предлагала обновленческим священникам (напр., свящ. Бернардо Антонини) подписать петицию о канонизации архиеп. М. Лефевра, в чём этим наивным людям, конечно же, отказывали. Иного от модернистов не следовало ждать.
В мае 1995 г. свящ. Вернер Готтфрид Бёзигер FSSPX, которому Братство Св. Пия X поручило окормление католиков-традиционалистов в бывш. СССР, приезжает в Москву по приглашению Д. Э. Пучкина.
В 1995 г. в Москве и Санкт-Петербурге побывал свящ. Бернхард Герштель FSSP из Священнического Братства Св. Петра. Весть о его приезде была крайне недружелюбно воспринята архиеп. Тадеушем Кондрусевичем, велевшим не пускать его служить в храмы Апостольской Администратуры. (Тем не менее гонимому священнику удалось отслужить по несколько Св. Месс в храмах, не закрывавшихся при коммунистических гонениях и сохранивших нормальные алтари, – св. Людовика в Москве и Лурдской Божией Матери в Санкт-Петербурге.) В том же году Братство Св. Петра организовывает паломническую группу из бывш. СССР, в основном из литовцев, где завхозом был А. Г. Крысов. Некоторая часть паломников  не была довольна его деятельностью. В начале 1995 г. в светском журнале «Континент» (№ 83) публикуется переводная антитрадиционалистская статья польского модерниста свящ. Юзефа Тишнера с предисловием Юлия Анатольевича Шрейдера, известного  обновленца, врага католической Традиции. Впоследствии содержание этих публикаций было пересказано неким Александром Сергеевичем Гореловым в его статье в «Свете Евангелия», что вызвало резкую отповедь Д. Э. Пучкина. Редакция «Света Евангелия» побоялась публиковать открытое письмо Д. Э. Пучкина, оно было напечатано в «Молись за нас»  (см. «Свет Евангелия», 1995, № 25 [37], стр. 5; «Молись за нас» [Jajdhof], № 4, 1995, стр. 24–26).

Слева направо: свящ. В. Бёзигер, Д. Э. Пучкин, свящ. Ф. Шмидбергер, бр. Клаус Мекес
г. Заславль (Белоруссия), 1995 г.
В августе 1995 г. с целью установления контактов между минской и московской общинами Д. Э. Пучкин совершает поездку в Минск, где встречается со свящ. Францем Шмидбергером FSSPX и свящ. Вернером Готтфридом Бёзигером FSSPX. Духовное состояние минской общины и настрой на реколлекциях под Минском (18–20 августа) производят на Д. Э. Пучкина ужасное впечатление. Много было шушеры, верующей только в заграничные паломничества и гуманитарную помощь. Многие же из искренне верующих в Бога людей испытывали эстетическую симпатию к тридентскому обряду, но совершенно не интересовались борьбой с экуменизмом, модернизмом, масонством, либерализмом и т. п. (Из-за протестов минских верующих сорвалась публикация в «Молись за нас» статьи Д. Э. Пучкина, обличавшей заблуждения модерниста, экумениста и тейярдиста прот. Александра Меня (1935 – †1990), лучшего друга католических модернистов в России, поддерживавшего связи с такими злейшими врагами католической Традиции, как кардинал Аарон Жан Мари Люстижье [Aaron Jean Marie card. Lustiger], Ив Амман [Yves Hammand] и др.) Возможно, это объясняется тем, что Минском занимались преимущественно немецкоязычные священники, начиная со свящ. Герарда Мюры FSSPX. (Это Москвой занимались сначала француз, потом аргентинец.)Традиционалисты из немецкоязычных стран пользуются в мiровом традиционалистском движении дурной репутацией умеренных «голубей», склонных к компромиссам с модернизмом, в противоположность более жестким «ястребам» – французам (наиболее правым в трактовке социальной доктрины Католической Церкви) и англосаксам (наиболее консервативным в литургической практике и соблюдении всевозможных обычаев).
Группа лиц с музыкальным образованием создала в Минске так называемую «музыкальную мафию» (выражение минчанина Андрея Викторовича Петровых, немузыканта), отношения которой с прихожанами других профессий были несколько натянутыми.
23 августа 1995 г. преставляется ко Господу свящ. Станислав Мажейка MIC, настоятель прихода св. Людовика на покое, которому исповедывались в отсутствие священника из Братства Св. Пия X московские традиционалисты. В сентябре того же года в Москву к Д. Э. Пучкину приезжает свящ. Жан Марк Рюлло FSSPX, которого сопровождал диак. Чэд Кинне FSSPX (ныне священник). 2 сентября по инициативе Д. Э. Пучкина была отслужена Заупокойная Месса по о. Станиславу. О. Жан Марк пользовался Сборником церковных песнопений(Cantionale Ecclesiasticum), который ранее принадлежал отпеваемому усопшему (о. Станислав подарил его Д. Э. Пучкину). В этот приезд священника впервые посетил Тридентскую Мессу Г. Г. Гроздов.
В 1995 г. у свящ. Жана Марка Рюлло FSSPX с особой ясностью выявилась диковинная тенденция к увлечению чрезмерными контактами с униатами. При сем он поддерживал контакт с московским униатским священником о. Андреем Удовенко, печально известным своими странностями:
а) он проповедовал учение тоталитарной секты «свидетелей Иеговы» о недопустимости переливания крови;
б) он причащает только своих постоянных прихожан, отказывая в приобщении Св. Таин «посторонним» католикам;
в) он имел контакты с псевдокатолической сектой «неокатехумената», что отрицательно сказывалось на его литургической практике.
Когда Д. Э. Пучкин изложил указанные факты о. Ж. М. Рюлло, тот, охотно признав, что так делать нельзя, сделал вид, будто не поверил, что о. Андрей способен на такое. (Ранее, в начале 90-х гг. XX в., о сомнительной уместности контактов с о. Андреем о. Жана Марка предупреждал еще А. В. Грибков.) У свящ. Ж. М. Рюлло FSSPX вышел конфликт со свящ. В. Г. Бёзигером FSSPX, поддержанным Д. Э. Пучкиным (нашедшим в книгах каноническое обоснование действий о. Вернера), поскольку о. Вернер принимал верующих из православия в католичество латинского обряда, а не отсылал этих людей, как того желал о. Жан Марк, к униатским священникам. Униатские контакты о. Жана Марка несколько подпортили то в основном хорошее впечатление, которое он производил на московских верующих.

 

 

Домовый храм св. Григория Двоеслова
 

В 1995–1999 гг. свящ. Вернер Готтфрид Бёзигер FSSPX регулярно совершал богослужения в домовом храме на квартире Д. Э. Пучкина на Бескудниковском бульваре. Летом 1996 г. в деревне Спиридово Московской области были проведены мужские реколлекции. Впервые за время существования деревни, где никогда не было никакого храма, там была совершена Евхаристия. Около 80% московских верующих, ныне позиционирующих себя как католики-традиционалисты, примкнули к движению в период председательства Д. Э. Пучкина, поскольку тот издательским и прочим затеям предпочитал работу с людьми. Длинные личные и телефонные разговоры со всеми интересующимися католической Традицией москвичами приносили свои плоды, несмотря на отсутствие хорошего помещения под часовню, неимение собственного московского печатного органа, нежелание людей собираться вместе в отсутствие священника и др. трудности. В те же годы Д. Э. Пучкин активно сотрудничает в журнале «Молись за нас», будучи сначала фактическим, а затем и официальным заместителем главного редактора, а также исполняет обязанности личного секретаря о. Вернера, влияя на жизнь как московской, так и минской общины.
Увы, из-за бессовестного поведения руководства Семинарии Сердца Иисусова в Цайцокофене (Германия) Е. А. Тарасов покидает семинарию, и о его дальнейшей судьбе нам ничего не известно.
В 1997 г. Пучкин Д. Э. публикует свою статью «Верны своей вере» в журнале «Православная беседа» (№ 3 за соотв. год), впоследствии перепечатанную в сборнике «Ватикан: натиск на Восток» (М., «Одигитрiя», 1998). Для православных традиционалистов в России эта статья стала одной из часто цитируемых работ, на которую ссылаются при критике неокатолицизма и его экуменических друзей из числа православных обновленцев. (См. Т. Горичева, «Об обновленчестве, экуменизме и “политграмотности” верующих», СПб., Сатисъ, 1997, стр. 45–47; Н. Каверин, «II Ватиканский Собор и богослужебная реформа», в кн: «Богослужебный язык Русской Церкви», Изд. Сретенского Монастыря, 1999, стр. 205–212; В. Тюшагин, «Реформированная благодать католичества», в: «Православная беседа», № 5, 2002, стр. 18–23 и др.)
21–22 мая 1997 г. еп. Бернар Фелле FSSPX, Генеральный Настоятель Братства Св. Пия Х, посещает Минск. При сем присутствовала делегация московской общины в составе: Д. Э. Пучкина, Г. Е. Мартанова, Г. Г. Гроздова, Л. С. Ярцевой. За диакона и иподиакона на архиерейской Мессе прислуживали свящ. Карл Томас Штелин FSSPX (ответственный за всю Восточную Европу) и свящ. Вернер Готтфрид Бёзигер FSSPX (ответственный за бывш. СССР). (У польских традиционалистов о. К. Штелина за более низкий рост прозвали «Лёлеком», а о. В. Бёзигера за более высокий – «Болеком».) Д. Э. Пучкин и Г. Е. Мартанов прислуживали там же, неся соответственно жезл и митру. 22 мая Людмиле Степановне Ярцевой было преподано Таинство Миропомазания. Москвичи получили у Его Преосвященства архипастырское благословение. На приеме по случаю приезда епископа «Лёлек», по принятии шампанского, насмехался над московской общиной и свящ. Жаном Марком Рюлло FSSPX, в связи с фактом произнесения последним в Москве в 1991 г. проповеди по-латыни (см. выше). Д. Э. Пучкин сидел на почетном месте рядом с духовными лицами и участвовал в их разговоре, общаясь преимущественно с монс. Фелле.
Свящ. Вернер Готтфрид Бёзигер FSSPX утверждал, будто его непосредственный начальник, свящ. Карл Томас Штелин FSSPX, якобы не дает ему часто ездить в Москву, сваливая на него собственную леность. В сентябре 1997 г. он провоцирует Д. Э. Пучкина написать о. Карлу резкое письмо на английском языке (черновик письма, написанный рукой о. Вернера, хранится в личном архиве Д. Э. Пучкина) с требованием частого приезда священника в Москву. С помощью этой интриги он ссорит Д. Э. Пучкина и о. Карла.
В 1998–1999 гг. в Семинарии Св. Петра в Вигратцбаде, принадлежащей Священническому Братству Св. Петра, обучался семинарист из Москвы.
В конце 90-х гг. XX в. А. Г. Крысов выходит на контакт с Д. Э. Пучкиным. В 1998 г. в контролируемом А. Г. Крысовым издательстве « Stella Aeterna » выходит книга свящ. Карла Томаса Штелина FSSPX «Харизматическое движение, неокатехуменат, “обновление во Святом Духе”. Католическое ли всё это?» в русском переводе Д. Э. Пучкина, с предисловием переводчика. В это же время А. Г. Крысов (Людас Жюркас; «жюрка» по-литовски «крыса», по Миропомазанию А. Г. Крысов носит имя Людовик), В. П. Пономарев и Д. Э. Пучкин (Э. Д. Холстинин; для псевдонима использована девичья фамилия матери) выпускают бюллетень « Verbum », заимствовавший наименование у журнала, выходившего в 1991 г. Бóльшая часть материалов была посвящена протестам против варварской «реставрации» церкви св. Людовика по вине о. Бернара Ле Леаннека АА. С 1999 г. издательство « Stella Aeterna » начинает выпускать альманах российских католиков «Покров» (заглавие и оформление обложки которого были придуманы Д. Э. Пучкиным). Одно время членом редколлегии «Покрова» состоял введенный по настоянию А. Г. Крысова (впоследствии осознавшего свою ошибку) православный философ Сергей Иванович Иванников, публикации коего были неприемлемы с точки зрения католической ортодоксии. В 1999 г., вследствие интриг неких лиц, председателем московской общины становится А. Г. Крысов. В этот же момент небесным покровителем общины вместо св. Григория I Великого (Двоеслова) почему-то объявляют св. Пия V, прервав тем самым историческое преемство от ранее существовавшей общины. С тех пор богослужения стали проводиться в домовом храме на квартире, снятой братом А. Г. Крысова, Дмитрием Георгиевичем Крысовым (некатоликом) на проезде Русанова.
Слабым местом Д. Э. Пучкина в период его совместных трудов с Братством Св. Пия X была его тогдашняя наивная вера в то, что означенное Братство серьезно и искренне хочет защищать католическую Традицию, вести римо-католическую миссию в России, иметь чувство элементарной человеческой благодарности к своим русским сотрудникам. Это привело его сначала к ожиданиям, окончившимся разочарованиями, затем к ряду неосторожных шагов, когда неэтичное поведение представителей Братства не было предвидено и предотвращено. С удивлением и шоком было обнаружено, что Братство Св. Пия Х, занимая порою далеко не самую жесткую позицию по отношению к модернизму, очень болезненно реагирует, если кто-то посмеет быть правее их собственной позиции. (Достаточно вспомнить скандал 1983 г., когда из Братства Св. Пия X вышло девять американских священников, в том числе тогдашние настоятель дистрикта Северо-Востока США и ректор Семинарии св. Фомы Аквинского в Риджфилде.) Религиозная правизна немедленно вызовет ложные обвинения в седевакантизме, а политическая – в фашизме. Свящ. Карл Томас Штелин FSSPX поссорился, обвинив их в фашизме, с польскими правыми партиями, усилиями которых в Польше начиналась деятельность Братства Св. Пия Х, вынудив их пригласить Братство Св. Петра. Среди польских националистов стала популярной сплетня о еврейском происхождении свящ. К. Штелина FSSPX. О. Карла покинул его польский секретарь г-н Грациан Врембель, начавший издавать журнал „Inkwizytor”. Вместо того чтобы сплачивать ряды традиционалистов, руководство Братства постоянно занимается разжиганием межтрадиционалистской розни, необоснованно претендуя на жесткое руководство всем традиционалистским движением.
Ни один из студентов или абитуриентов Семинарий Братства Св. Пия X из Российской Федерации или Республики Беларусь не смог доучиться до получения диплома и рукоположения. Поскольку все шестеро (россияне: Грибков, Шебанов, Сучков, Тарасов; белорусы: Петровых, Скрипка) никак не могли быть поголовно плохими, то виновато Братство. Лично автору данных строк кажется, что прекрасные священники получились бы из Е. А. Тарасова и А. В. Петровых.

 

***
Д. Э. Пучкин, возмущенный разрушением общинных традиций, основывает независимый альманах русских католиков «Крестоносец», первый номер печатной версии коего вышел в октябре 1999 г. В редколлегию также вошел Г. Г. Гроздов, без самоотверженного труда которого было бы невозможно существование альманаха. Это привело к острому конфликту между свящ. Вернером Готтфридом Бёзигером FSSPX и А. Г. Крысовым с одной стороны и Д. Э. Пучкиным и Г. Г. Гроздовым – с другой, длившемуся года два. Д. Э. Пучкин был выведен из состава редколлегий «Покрова» и «Молись за нас». В углублении конфликта был наипаче повинен свящ. Франц Шмидбергер FSSPX, посетивший Москву в ноябре 1999 г. с целью окончательно утвердить назначение А. Г. Крысова председателем. Вмешивался со своими интригами и В. В. Целиков. Под давлением о. Вернера из редколлегии «Крестоносца» выходит Г. Е. Мартанов, а под давлением архиеп. Т. Кондрусевича – Иван Владимирович Лупандин. В «Покрове» (№№ 4 и 13) были помещены публикации о «Крестоносце» в жанре политдоноса (в «лучших» традициях 1937 г.). При подаче документов на регистрацию религиозного объединения в органах юстиции Д. Э. Пучкина не было в числе учредителей. В 2000 г. Д. Э. Пучкин публикует в газете «Община XXI век – православное обозрение» (№2 за соотв. год) статью «Современная ситуация в католическом традиционализме», где высказывает ряд критических замечаний в адрес Братства Св. Пия Х. Первая попытка улучшения отношений состоялось в 2001 г., когда руководимым братьями Крысовыми издательством « Stella Aeterna » была выпущена книга Майкла Дэвиса «О Причастии в руку и подобной мерзости» в русском переводе Д. Э. Пучкина, с предисловием переводчика.
В 2000 г. светское издательство «Молодая Гвардия» публикует в серии «Жизнь замечательных людей» книгу французского католика-традиционалиста Ивана Гобри (прихожанина храма Сен-Николя-дю-Шардонне) «Лютер» (крайне критичную по отношению к лютеранству) в плохом переводе и с тенденциозным предисловием, что вызвало двойственную реакцию российских традиционалистов.
В 2001 г. создается интернет-версия альманаха русских католиков «Крестоносец». 15 августа 2001 г. в домовом храме на квартире Д. Э. Пучкина состоялось богослужение, совершенное независимым католическим священником, на котором присутствовал узкий круг лиц из числа сотрудников и читателей альманаха «Крестоносец». Собравшиеся именовали себя католической общиной святителя Григория Двоеслова (не путать с православной общиной, имеющей того же патрона!!!).
Имела место попытка использовать присутствие Д. Э. Пучкина на презентации газеты «Русская фаланга» 15 декабря 2001 г., где он находился как частное лицо, из любопытства, для клеветнической кампании. Некие лица, связав публикацию агентства «Благовест-инфо» с его присутствием на презентации, стали распускать слухи, будто Д. Э. Пучкин (бывший представитель Братства Св. Пия X в РФ в 1993–1999 гг.) представился действующим представителем Братства, хотя в сообщении «Благовест-инфо» от 17 декабря 2001 г. не было его имени. В связи с данными событиями, 24 декабря 2001 г. через рассылку новостей независимого православного сайта Spasi.ru было распространено заявление Главного Редактора альманаха русских католиков «Крестоносец», что он: «а) присутствовал на презентации в качестве пассивного зрителя в зале, не выступал и никак не представлялся, тем паче ни в коем случае не выдавал себя за представителя Братства Св. Пия Х; б) критически относится к деятельности Братства Св. Пия X в странах СНГ и не намерен с ним сотрудничать; в) критически относится к ряду публикаций в “Русской фаланге”, в частности к германофильской оценке событий Второй мiровой войны; г) альманах “Крестоносец” – независимое издание, ни Братству Св. Пия Х, ни движению “Русская фаланга” не подчиненное». Это заявление было впоследствии перепечатано в сокращенном виде (без п. «г») в издававшемся тогда еще при финансовой поддержке Священнического Братства Св. Пия X альманахе российских католиков «Покров» и в издаваемой одноименным движением газете «Русская фаланга» (см. «Покров», № 13, 2002, стр. 124 / «Русская фаланга», № 8 [21], 2002, стр. 5), полностью же – в «Крестоносце» (см. «Крестоносец», № 3, 2003, стр. 12). Руководство Братства Св. Пия X в СНГ в письме архиеп. Тадеушу Кондрусевичу от 22 декабря 2001 г. (на котором основывалось сообщение агентства «Благовест-инфо» от 24 декабря 2001 г.) по поводу вышеназванного недоразумения позволило себе оскорбительные выпады в адрес альманаха русских католиков «Крестоносец», неизвестно почему названного «антикатолической брошюрой», и его главного редактора Д. Э. Пучкина, который был назван «выдающим себя за сторонника католической традиции» (там же, стр. 123). Братство Св. Пия X имеет право критиковать наши публикации (при наличии оснований) и использовать другие, отличные от наших подходы к защите католической Традиции, однако называть антикатолическим издание, которое само не считает себя таковым, никакого права не имеет. В устном разговоре с А. Г. Крысовым представитель «Благовест-инфо» сваливал вину за недоразумение на главного редактора «Русской фаланги» Игоря Григорьевича Лавриненко якобы указывавшего корреспонденту на Д. Э. Пучкина, что г-н Лавриненко (знакóм с Д. Э. Пучкиным с 1999 г.) опроверг в устной беседе с г-ном Пучкиным. Между ведущим сайта Spasi.ru Николаем Альбиновичем Ардабьевскими тогдашним руководителем агентства «Благовест-инфо» ныне покойным Виктором Болеславовичем Тарасевичем имела место нелицеприятная переписка (по электронной почте) по поводу различного освещения вышеупомянутых событий в их рассылках новостей. Несмотря на вышеописанное недоразумение, «Русскую фалангу» можно охарактеризовать как благожелательное к католическому традиционализму, хотя и отнюдь не безупречное с точки зрения такового, издание. Впоследствии конфликт исчерпался.
Удивляет такая особенность в поведении А. Г. Крысова – с одной стороны, он подчеркивает свои традиционалистские взгляды вплоть до сомнительных крайностей (высказывания, поддающиеся интерпретации как сомнения в пресуществлении на Св. Мессе по новому чину, как склонность к седевакантизму и т. п.), с другой – у него дружеские отношения с представителями обновленческого истеблишмента, причем отнюдь не из консервативного крыла оного (П. Д. Сахаров, В. М. Хруль и др.), чего серьезный традиционалист должен, как нам кажется, гнушаться. Дошло до того, что эпиграфом к статье А. Г. Крысова «Оазис истины» послужил стишок обновленца проф. Ю. А. Шрейдера! Нам кажется, что московскому католику-традиционалисту следует особенно остерегаться всего, что связано с приходом Фатимской Божией Матери, окормляемым модернистскими доминиканцами, являющимся средоточием самых активных и опасных модернистов. Похвально стремление пригласить на Св. Мессу всех желающих, но всё-таки надо различать, кто традиционалист, а кто – нетрадиционалист, зашедший из любопытства, разъяснять всем желающим посетить службу традиционную позицию, немедленно и твердо возражать при публичном высказывании гостями общины модернистских воззрений. Иначе проблем с такими людьми, как Израиль (по паспортуАлександр Ильич) Землинский, не миновать. В председательство А. В. Грибкова или Д. Э. Пучкина промодернистские выступления внутри общины, типа как у г-на Землинского, были бы подавлены в зародыше. И зачем было А. Г. Крысову довольно часто появляться на «библейских чтениях», организованных московской группой модернистских терциариев-доминиканцев во главе с Анной Вацлавовной Годинер« Beatus vir, qui non abiit in consilio impiorum », «блажен муж, иже не иде на совет нечестивых» (Пс. I, 1). Мы признаём право А. Г. Крысова на иной, нежели у нас, подход, но считаем себя в праве высказать свое мнение.
В мае 2002 г. группа верующих написала прошение архиеп. Тадеушу Кондрусевичу о благословении на создание общины Тридентского обряда, в соответствие с Индультом Конгрегации Обрядов « Quattuor abhinc anni » от 1984 г. и Апостольским Посланием Папы Иоанна Павла II « Ecclesia Dei ». (Это была не первая и не единственная попытка такого рода.) К сожалению, верующим не было дано позитивного ответа. Один из подписавших это письмо, Филипп Анатольевич Ермилов, впоследствии присоединился к верующим, морально связанным с Братством Св. Пия Х, на что модернисты обратили слишком большое внимание.
Мы полагаем, что следует вернуться к истории с И. Землинским. Этот человек любил эстетическую сторону классического латинского обряда, но придерживался ультрамодернистских взглядов в богословии (в свое время посещал семинары православного модерниста Якова Гавриловича Кротова). Он был недоволен Декларацией Конгрегации Вероучения « Dominus Iesus » за недостаточный экуменизм, призывал к признанию «права двойного религиозного гражданства», т. е. одновременной двойной конфессиональной принадлежности (см. «Покров», № 10, стр. 91–92). Вообще-то традиционалист должен отвергать всякий, даже умеренный экуменизм в соответствии с энцикликой Папы Пия IX « Mortalium animos » (1928 г.). В то же время нельзя отказать И. Землинскому в похвале за меткость его наблюдения, что в высказываниях о. Вернера, выражавшего официальную точку зрения своего Братства, и А. Г. Крысова по ряду вопросов имела место различная расстановка акцентов. Когда в «Покрове» (№ 13, тот самый, где критиковали «Крестоносец» и «Русскую Фалангу»!) была опубликована антимусульманская статья греко-католического священника о. Андрея Удовенко, это вызвало возмущенные обвинения И. Землинским редколлегии «Покрова» в разжигании религиозной и национальной розни. Этот случай сплотил московских традиционалистов, приведя к улучшению отношений между Д. Э. Пучкиным и А. Г. Крысовым, последний же был вынужден рассориться с И. Землинским. Ф. А. Ермилов также поддержал А. Г. Крысова. И. Землинский безуспешно пытался подстроить А. Г. Крысову юридические неприятности.
С 2002 г. существует сайт Una fides, ведóмый Олегом Владимировичем Мартыновым. Он симпатизирует традиционалистским организациям, связанным с Папской Комиссией Ecclesia Dei. На сайте имеется интересная подборка документов, посвященных св. Иоанне д’Арк.
В 2003 г. восстановлено членство в редколлегии альманаха «Крестоносец» Г. Е. Мартанова, выходившего из нее в 2000 г.
Весной 2003 г. Москву посещает литовец свящ. Эдмундас Нанйокайтис FSSPX, первый житель бывш. СССР, добившийся рукоположения у традиционалистов (лето 2002 г.). Он произвел на москвичей относительно неплохое впечатление, но ответственным за миссию Братстсва Св. Пия X в странах СНГ его не назначили.
В поведении свящ. Вернера Готтфрида Бёзигера FSSPX имелась такая особенность, как склонность к либерализму и модернизму. Чтобы не быть голословными, приведем примеры:
а) Для молитв на русском языке о. Вернер использует в минской общине модернистский молитвенник, изданный в Брюсселе издательством «Жизнь с Богом» в 1979 г., игнорируя дособорный «Господу помолимся» (во всём мiре, кроме Германии и Минска, традиционалисты используют для добавочных богослужений, которые могут быть совершены на народном языке [Розарий, Крестный Путь и т. п.], только дособорные переводы), автор же данных строк всегда боролся за использование в Москве молитвенника «Господу помолимся», который в свое время использовал в большинстве случаев свящ. Станислав Мажейка MIC.
б) Он, как сам признавался в устном разговоре с Д. Э. Пучкиным (конец 90-х гг. XX в.), не любит григорианского пения, предпочитая духовную музыку XVIII–XIX веков, это же подтверждается репертуаром произведений в альбоме Ite Missa est, выпущенном в 1996 г. (на аудиокассете) минским общинным хором Deo gratias.
в) В конце 90-х гг. XX в. один верующий из Минска, вернувшись из поездки в Париж, сказал: «Многие французские традиционалисты поддерживают Ле Пена. Безобразие! Долой Ле Пена, да здравствует демократия!», а о. Вернер ни слова не сказал в защиту французских верующих.
г) В конце 90-х гг. XX в Д. Э. Пучкин перевел на русский язык антииудейскую статью из официального французского органа Братства Св. Пия X « Fideliter », а о. Вернер не захотел ее печатать в «Молись за нас», назвав «антисемитской».
д) В 2002 г. А. Г. Крысов опубликовал в «Покрове» ряд карикатур на обновленческих священнослужителей, а о. Вернер был очень недоволен, но ему пришлось умерить свой пыл, когда А. Г. Крысов показал ему французский традиционалистский журнал [точнее, книгу с картинкой из журнала 70-х гг. ХХ. в. – Адм. сайта] с карикатурой на Папу Павла VI.

 

***
Лето 2003 г. ознаменовалось ссорой между свящ. Вернером Бёзигером FSSPX и А. Г. Крысовым. Было послано письмо о. Вернера А. Г. Крысову от 09.07.2003, которое можно было понять и как объявление о прекращении деятельности Братства Св. Пия Х в г. Москве. Там, к примеру, писалось: «…обращение России не обязательно начинается в Москве. <…> Если будет назначен другой священник для Москвы, <…> если вообще будет. <…> Очень не хочу ехать больше в Москву, <…> надо расставаться». Кульминацией скандала было выяснение имущественных вопросов 19 августа, чуть было не закончившееся дракой. Оба обвинили друг друга во всевозможных мерзостях. Не будучи юристом, автор данных строк не берется судить, кто тут был прав. В результате 3 сентября возникли две общины: возглавляемая свящ. Вернером Бёзигером FSSPX и Ф. А. Ермиловым (председатель), в коей богослужения совершаются в домовом храме на квартире А. Ф. Ращупкина на ул. Кутузова, и возглавляемая А. Г. Крысовым (председатель), в коей богослужения совершаются различными эпизодически приглашаемыми священниками, либо мiрским чином в уже упоминавшемся домовом храме на пр. Русанова. Следует заметить, что о. Вернер повел себя очень странно. Вместо того чтобы искать массовой поддержки и привлекать к себе людей «пряником», он обвинил соблюдавших разумный нейтралитет верующих в активной поддержке А. Г. Крысова и потребовал от всех, кто желает посещать его Мессы, присяги на личную верность «себе любимому», свящ. В. Бёзигеру: «…то нужно с них брать гарантию верности к священника[так в тексте! – Ред.], от которого они просят таинства. <…> Пусть сейчас публично считают [так в тексте! – Ред.] клятву верности, отказ от всяческих доносительств [уж, оказывается, и руководству Братства Св. Пия X ничего нельзя сообщать о «славных»делах о. Вернера! –Ред.и интриг» (Письмо В. П. Пономареву от 11. 12. 2003 [может быть, от 12.11 ?! О. Вернер, плохо зная русские правила, мог написать дату, как это принято в ряде стран Запада, с номером месяца перед числом, тем более что его приезд в Москву на юбилей д-ра Ф. П. Гааза, упомянутый в указанном письме как состоявшийся неделю назад, имел место именно в ноябре. Мы, конечно же, исправили «Понимарева» на «Пономарева»]). О такой же присяге шла речь в телефонном сообщении, переданном через Ф. А. Ермилова Д. Э. Пучкину. До сих пор считалось, что верующие должны быть верны Христу и Церкви, а простой священник должен смиренно преподавать Таинства и Сакраменталии всем нуждающимся (см. ККП 1917, кан. 682; ККП 1983, кан. 213), не делая из себя Папу и Императора в одном лице. В католический храм имеет право войти любой желающий, в том числе некатолик (cf. A. Arregui SI, « Summarium theologiae moralis », Roma, 1937, p. 82 [n. 128, § 1a]), безо всяких условий и требований, кроме соблюдения общепринятых приличий. А о. Вернер набрался дерзновения написать: «И в будущем я не буду подпускать к себе вообще никаких людей, о честности которых я не уверен…» (Письмо В. П. Пономареву от 21. 08. 2003). Личное дело о. Вернера – с кем ему общаться и водить дружбу, с кем вести денежные дела, но он не хочет неприятных ему лично людей пускать на богослужения и преподавать им Таинства. Ни один католик не может быть лишен Таинств по произволу священника, руководствующегося только личными симпатиями и антипатиями, а не канонами. Сам Господь и Спас наш Иисус Христос требует возвещать Евангелие всем людям (см. Мф. 28, 18; Мк. 16, 15), а о. Вернер прячется в псевдокатакомбах не от гонителей Церкви, а от собственных бывших прихожан. (По свидетельству одного из нынешних прихожан о. Вернера, он запретил ему приводить с собой кого-либо на Мессу без специального согласования.) Установленная о. Вернером форма присяги не имеет оснований в каноническом праве Католической Церкви, она никогда не была одобрена законной церковной властью. В результате умеренные верующие, не склонные в начале конфликта к конфронтации со свящ. Вернером Бёзигером  FSSPX и отнюдь не идеализировавшие А. Г. Крысова, но не снесшие откровенно унизительных и неканоничных требований о. Вернера, были вынуждены поддержать г-на Крысова, в том числе В. П. Пономарев и Д. Э. Пучкин. (Умеренность В. П. Пономарева и Д. Э. Пучкина проявилась в том, что когда в № 17 «Покрова» были опубликованы недоказанные обвинения в адрес о. Вернера [см. стр. 118], то первый вышел из редколлегии «Покрова», а второй отложил согласие вернуться в нее.)

 

 

А. Г. Крысов
По поводу умеренных и нейтральных верующих о. Вернером было написано следующее: «Так и в будущем не буду подпускать <…> людей, которые хотят быть и с белыми и с красными одновременно [так в тексте! – Ред.]. Они тем и другим самые страшные враги!» (Письмо В. П. Пономареву от 21. 08. 2003). На Мессы о. Вернера ходят всего около четырех-шести человек, и больше никто не захотел ходить [По положению на осень 2003 г. – Адм. сайта]. Руководствуясь желанием возразить А. Г. Крысову во всём, «Болек» дошел даже до того, что извинился перед модернистами архиеп. Тадеушем Кондрусевичем и о. Гжегожем Цёрохом OFM Conv. за опубликованные в «Покрове» обличающие их материалы!
Какое моральное право говорить, что он теперь против А. Г. Крысова, имел свящ. В. Бёзигер FSSPX, если о. Вернер в 1999–2003 гг.:
а) поддерживал А. Г. Крысова во всех конфликтах с его оппонентами (напр., с Д. Э. Пучкиным в 1999–2001 гг. и И. Землинским в 2002 г.);
б) в качестве церковного консультанта «Покрова» пропускал публикации С. И. Иванникова (некатолика) и И. Землинского, неприемлемые с точки зрения католической Традиции;
в) финансировал издание «Покрова», был главным спонсором всей хозяйственной деятельности молитвенной группы св. Пия V (если сия деятельность, как он теперь утверждает, незаконна [?!], то он активный соучастник всего этого «беззакония»!).
Проповедь католической Традиции всегда начинается с разъяснения, что слепого послушания священникам оказывать не нужно, ведь  выше личности священника или епископа, даже Папы, – Господь Бог, Католическая Церковь, ее святые догматы и каноны. Поэтому мы порвали с нашими как бы законными пастырями, имеющими обычную юрисдикцию, но впавшими в модернизм и служащими новую Мессу. Почему же мы должны слушаться о. Вернера, не имеющего, как и все священники его Братства, обычной юрисдикции, а значит, и права строить из себя нашего настоятеля (parochus), если его поведение сомнительно с точки зрения церковных правил и христианской морали?!
В январе 2004 г. в домовом храме на проезде Русанова было отслужено несколько Месс свящ. Полом Джоном Баумбергером (США). Никаких сектантских присяг на верность кому-либо не требовали, свободно пускали всех желающих, даже лично неприятных А. Г. Крысову, присутствовало не менее двадцати человек. Так ведут себя разумные люди, уважающие элементарные канонические права верующих [По положению на зиму 2003–2004 гг. – Адм. сайта]. В частности, на упомянутых Мессах в Свиблово присутствовали: ведущий сайта Una fides О. В. Мартынов, главный редактор альманаха русских католиков «Крестоносец» Д. Э. Пучкин и главный редактор газеты «Русская фаланга» И. Г. Лавриненко. Великим Постом и на Пасху 2004 г. богослужения в домовом храме на проезде Русанова совершались по восточному обряду о. Кириллом (Мироновым).
На Страстной Четверг 2004 г. (в оном году празднование Светлого Христова Воскресения по константинопольской и римской пасхалиям совпало в один день) в Москве прошла российская премьера фильма католика-традиционалиста Мела Гибсона «Страсти Христовы» [The Passion of The Christ].
Несмотря на человеческие немощи, на все трудности, на козни диавола, не хотящего обращения России к Богу, Его истинной Церкви и ее неповрежденной Традиции, традиционная католическая миссия в нашей стране продолжается. Будем же уповать на помощь Божию, восполняющую человеческую немощь. Аминь.

 

Москва, Пасха 2004 г.

При подготовке данного обзора использованы:

а) публикации в СМИ: «Молись за нас» (Jajdhof – Warszawa), «Молись за нас» (Мiнск), «Покров», «Русская Фаланга», «Крестоносец», « Verbum », « Journal de Controverses » (№ 84, 1995), „Zawsze wierni” (№ 17, 1997) и др.;

б) частные беседы почти со всеми упомянутыми в статье лицами;

в) материалы сайта о. Андрея Езерского (http://www.ecclesia.nm.ru/);

г) материалы из  личных архивов Д. Э. Пучкина и В. П. Пономарева

Похожие статьи:

Один ответ в записи "Краткая история католического традиционалистского движения в г. Москве"

  1. Кабанец Владимир Андреевич Опубликовано 27.01.2014 at 10:02 дп

    Прекрасно написано!

Добавить комментарий